Некоторое время назад я спрашивала вас о том, как вы представляете себе живую линию.
Спросила беспристрастно, чтобы узнать, есть ли у вас на эту тему чувство, или вы, как часто во время обучения рисованию взрослые люди, руководствовались в большей степени откуда-то выловленным понятием.
По комментариям я сделала вывод о том, что мнения несколько расходятся, точнее, почти каждое- уникально.  И мне даже неловко как-то стало за себя. Я-то привыкла к тому, что "живая линия"- это термин))).

Но все мы учимся, и я хочу сегодня с вами вместе насладиться образцами живых набросков, в которых линия играла главную роль, и потому сама же она, без теней и пятна, оживляла рисунок. А раз оживляла, значит, она живая.
И это, похоже, важнее моих знаний прописных истин о том, что линия может исчезать и появляться, и на то не столько воля художника, сколько свойство изображаемого на картине света...
Не устаю повторять уже несколько лет: не ищите книг с художественными советами, не ходите проторенными тропами, если речь не об академическом рисунке. Будьте свободнее в том, чем наделил Господь.

Ну и несколько вам моих комментариев, хотя всем и так все замечательно видно))).


Клим Ли играет линией "по законам")). Он утолщает ее в тенях и делает совсем волосяной и незаметной на свету. Однако не так просто при таком вот традиционном, казалось бы, подходе, убедить зрителя в объеме, в реалистичности. Мало света, мало тени.  Здесь важна вся их игра. И она не может быть отображена просто обрывающейся линией. Поэтому линия течет по законам реки, утоньшаяся и становясь более явственной, но не исчезая и не появляясь вновь. Тонкая работа.


Роман Куриляк рисует, используя тот же прием, но у него в руке мягкий карандаш, который, в отличие от чернил, более пластичен, но одновременно и иначе "текуч". Линия бежит, то утолщаясь, то становясь тоньше, то чернее, то осветляясь. Тушь и чернила так не могут. Они всегда имеют однаковый тон, поэтому линия тут "живет" немного по-другому...




Василий Когутич работает линией точно, четко, теряя, ломая и подчеркивая. И все по тому же принципу.

 


И завершим эту серию работ живой линией "по правилам" работой, предположительно, художника Андрея Сагайдачного, выложившего впервые в сеть данную работу без подписи авторства.
Тоже какой-то текучий материал, и, наверное, палочка... И разнообразие линии. Есть вспомогательное бледное пятно, но всю живость рисунку дает именно линия!
 


И дальше хочется показать наброски, в которых линия имеет равную толщину, но никак не повернется язык назвать ее "проволочной", ибо она живет, играет, и тоже течет.Поэтому когда комментаторы поста с вопросом о сути термина отозвались о живой линии как о линии струящейся и беззаботной, я решила не спорить.

В конце-концов, не терминологической правдой жив художник, а творческим изыском, виртуозностью, свободой.
В. Черноглазов изображает карету явно воображаемую, но она жива, и спасибо за это чему? линии! 


Акритас Альбина, кажется, не дыша схватила характер мужчины, но и за этим уверенная, и при этом довольно озорная, линия.


Или вот. Художника удалось обнаружить только по подписи в уголке. Некто Поляко.
А ведь живо, а?


Так а собственно к чему я все это.
Рисовать можно совсем по-разному, и линия (как, кстати, и штриховка в академическом рисунке) постепенно научится слушаться дыхания модели, подчеркивать характер или высыхать на свету. Это все- момент не книжной начитанности. Это практика. Много много рисунков.
И линия выразит себя у каждого по-своему. Стоит ли насиловать себя? я думаю, что нет. Можно попробовать поиграть линией, подчеркивая объемы, а если сразу не приживется, просто оставить это все судьбе. Судьба-то уж в нужный момент напомнит, о чем вы сейчас прочитали.

Пы. Сы. Мне тут редко пишут комментарии на подобные посты, а я бы хотела их видеть. Все-таки я не в первую очередь для себя все это пишу.
Спасибо за внимание.