На этой неделе я затянула с разбором, но надеюсь, что вы меня простите.

Много раз обещала себе: буду делать разбор в понедельник, пока свежи первые чувства, но, отсмотрев сотни ваших набросков, я понимаю, что мысли сложные, требующие структуризации, и надо переспать с ними. Каждый день я проверяю мысленно готовность к разбору, но часто не могу сделать его, - слишком о многом хочется сказать.

В этот раз аж до пятницы было такое ощущение, связанное также еще и с параллельной работой над сборкой итогового макета книги с курса по книжной графике. Мне все время представлялось, что и вы могли в нем поучаствовать, я как будто мысленно компоновала ваши рисунки вместе с рисунками учеников, так много в них законченных образов, которые сами по себе уже иллюстрация.

Я немножко отвлеклась, но все-таки то, что я говорю, очень важно. Важно то, что вы все разные. Разное мировоззрение, связанное с мироощущением. Разные образы. Даже законченность разная. Когда 19 июня мы начали курс по книжной графике, я пообещала, что работы каждого участника войдут в юбилейный сборник. В это поверить тогда мне помогли предыдущие три курса набросков. Я видела, что люди способны рисовать самостоятельно, способны разрабатывать персонажей и композицию, но главное- я уже знала, что если провести тест на линию-пятно-цвет, можно определить. у кого что пойдет лучше. Я провела тесты, направила, действовала как режиссер, и сейчас передо мной книга. Готовая книга сказок, рассказов, стихов и басен. Полноценное издание. 

Кажется, можно наброски также собрать. Иногда мне хочется кого-то отдельно вывесить и рассказать обо всем, что вижу в его творчестве. Кто-то всегда выделяется, находясь на определенном этапе, о котором интересно знать. Наброски. вообще, производят на педагога наибольшее впечатление , потому что могут рассказать больше, чем что-либо еще. В наброске сам взгляд. А о взгляде не расскажешь ведь...

Я всегда выбираю для разбора по 1 наброску, хотя обычно нравится мне и выделяю я больше. 

Сегодня я решила показать совершенно меня потрясшие коллажи. Надо сказать, что в коллаже удивительнейшим образом проявляются способности к абстрагированию, важнейшие, между прочим. в наброске. И, хотя коллаж наброском не является, он помогает работать только в пятне, без линии. 

В работах Ольги Никоновой работает не только пятно. Это пятно с фактурой. Здесь не только тон, здесь абстрактные детали, силуэт нарушен, но рисунок и замысел сохранен. Справедливости ради зимечу, что Ольга справилась с задачей хорошо, избрав сложное пластическое решение. И этой работой я хочу призвать к свободе поиска. Старайтесь в решении любой художественной задачи читать между срок, видеть в задании свое, близкое, рисовать, клеить, писать, строить, изобретать таким образом, каком вам кажется удобнее, чтобы результат был ярким, чтобы найти собственный стиль.

Итак, коллаж. 

Работа Евгении Коневой в коллаже также произвела на меня впечатление. В ней есть то главное, о чем меня спрашивают иногда ученики. Здесь есть атмосфера. Мы верим в эту картинку, мы сразу понимаем ее. Она живая, хотя сделана минимумом средств и усилий. В ней есть лаконичность.

 

Просматривая ваши работы, все за один день, меня всегда впечатляют контрастные решения. Например, у Евгении Коневой вечер, сумерки, домашний свет, вид из помещения. А у Ирины Гармаевой уютное окно со двора. Мне сразу вспоминаются такие окна. Я видела и запомнила их. В детстве часто смотрела туда, куда-то наверх, где жили какие-то другие люди, иногда мелькавшие за занавеской. Вот это впечатление, незабываемое, - оно для художника важно и оно позволяет впоследствии создавать свой собственный образ, передавать нужное настроение или мысль. Такое же окно в доме моих родителей. За ним фонари горят очень ярко и я часто вечером смотрю на них. И они источают теплый свет.

Всегда радуют цветные коллажи. Изначально, когда я впервые писала текст, я думала, что все будут работать черным и белым. Но столько уже видела вариантов, что удивительно, насколько неиссякаема фантазия человека, и как остро он видит, чувствует, и как по-разному интерпретирует...

Ирина Рожкова чутко подмечает свет на горшочке. Именно свет на темной форме, а не наоборот. Артур Гаптилл в своей книге "Работа пером и тушью" говорит о том, что логичнее было бы заниматься рисунком мелом по черной бумаге, мы бы рисоали объем также, как рисует его свет. Но почему-то заведено обратное, - лепить объем от тени. По сути, мы стараемся обмануть и перестроить себя, но если довериться собственному взгляду, то интуитивно рождаются правильные вещи...

 

Как и в любой творческой работе, художник проявляется в своем характере. Это заметно в силе контрастов. Мягкие и ровные люди, лишенные ярких перепадов настроения, рисуют спокойные картины, в них нет ярких решений, силуэты округлы, много статики. У Юлии Поповой мы видим противоположный результат. есть сила воли, есть сила переживаний. Оба этих коллажа построены на контрастных формах. Тонкие детали лампы, ее абрисы, контрастируют с фоном, а тонкие стебли цветка с ярким пятном горшка. И надо сказать, контраст- основное выразительное средство. Контраст линии и пятна, контрасты по цвету, свет и тень. В своей книге "Искусство формы" Иоханнес Иттен приводит несколько контрастов, которые делают работу выразительной. В курсе по книжной графике мы целую тему посвятили контрастам, и если вам будет интересно, я расскажу.

У Юлии Горбуновой в роли пятна выступает фактура. Мелкая клетка на полотенце созадет видимость среднего тона, это серый. Вокруг же более светлый фон плиты. Так, подсознательно, автор выделяет пятно. Любая композиция строится на пятне, и любое пятно становится выразительным благодаря контрату с фоном и окружающими формами.

 

Некоторые наброски вырываются из массы других, также отличных, своей внезапной выразительностью. Почти фотогреализм данной картинки заставил меня выбрать работу Юлии Пивник. Куртка живая. И это не случайность, поверьте мне. Это- острота наблюдательности. Многочисленные тени во время съемки дополняют картинку, делают ее еще более настоящей. В эту картинку веришь. А ведь это основной принцип художника- заставить зрителя поверить в свою работу. Тут как у Станиславского: "Верю- не верю". 

Диана Кашпор впечатляет меня скоростью рисования. Эта зарисовка также выполнена всего за три минуты. В ней есть все: пятно, линия, причем живая, есть воздушная перспектива, плановость и даже история о том, как маленькая собачка ждет хозяев, свернувшись около обувной полки, ждет хозяина, повернув чуткое ухо к входной двери. Слева на шкафичке, с торцевой его части, едва различим поводок. Такая трехминутная картинка рассказала нам так много, что ее саму можно в книгу, без всяких эскизов и разработок. Завидное внимание и четкость графического языка.

Но даже внимание художника, - оно разное! У Анастасии Шининой в наброске с обувью контраст черных и белых пятен, форм, - он разный. Мы видим разную обувь, с разным характером. Ведь характер- он у каждого свой. У каждой пары варежек, в каждой сумки, у каждой обувки. Наверное, выбирая комплект одежды, мы как-то интуитивно схватываем то стилевое (харАктерное) единство, в котором сочетаются обувь и аксессуары, юбка, жакет и блуза. тут тоже ничто иное, как острота художественного взгляда.

У каждого цветка есть характер. И его подчеркивают контрасты пятен. Большой массивный горшок и вьющееся растение со множеством мелких листиков. Горшок блестящий, глянцевый, а цветок веселый и какой-то несерьезный. Так ведь? вы видите, как мало нужно сделать, чтобы зритель прочитал все то, что вы и сами увидели. Надо просто закомпоновать пятна и постараться не делать лишних движений, сохранив свежесть взгляда.

У Екатерины Пискаревой лаконичных набросков много. Сказывается опыт рисования, сказывается уже приобретенная наблюдательность. Я долго не могла выбрать самый интересный из набросков, но остановилась на вот этом. Казалось бы, простая донельзя тема: тройник с удлинителем, а в нем блок питания. И вдохновения-то не обычно на такие вещи. Но как же комползиционно интересн он, как лих, как узнаваем. Даже сам шнур на переднем плане, завернувшийся волной, как вензель, - он с применением воздушной перспективы. Он ближе, он ярче. А ведь это обыкновенный маркер, который, казалось бы, создан для оформительных, если не выделительных, вообще, работ!

Наброски Елены Крыловой выделяются вниманием к фактуре. Кресло гладкое, устойчивое. Мишка мягкий и пушистый. Цветок живой. И бросается в глаза то, как здорово, что не нарисовано лишнего. Нет лишних линий. Лишних, - потому что не обязательных. Часто на свету, - потому что контуры предмета на свету, его форма, часто сглаживаетс, уплощается, становится даже подслеповатой. Обращали вы внимание на пересвеченное фото? Оно на свету лишено сильный контрастов. Так и в наброске. Используя пятно, можно обойтись без линии.

Ольга Крещенова также подчиняет пятна друг другу, создавая целостность даже без участия контура. А подчинение пятен- это композиция. Способность сохранить предмет, не разбить его, не раскрошить- это важное умение, которое помогает более ясно выражать свои мысли графическим языком.

Ну и наброском Юлии Каменевой я сегодня разбор завершаю. У Юлии очень гармонично использовано пятно и удивительная по своей живости и вниманию к натуре, линия. 

Вообще, от себя замечу, что рисование простейших предметов часто представляет наибольшую сложность для художников. Художники хотят рисовать нечто большое, яркое, с характером. Они не замечают того простого, что важно схватывать в любом предмете. У Юлии в наброске угадывается не только яблоко, читается его сложная форма с неровной поверхностью, почти даже узнается наше знакомое яблоко, - то ли упавшее с самой высокой ветки, которое катится и набивает синяки, то ли распирающее сочной мякотью, зеленое, антоновское....

Любой рисунок должен рассказывать, вызывать чувства. И не только набросок. Беда только в том, что глаз наш замыливается так быстро, что наиболее яркие работы у всех можно найти в набросках, все же остальное часто больше срисовано, чем схвачено.

Но ведь в наших силых научиться схватывать, правда?