Я хочу начать этот разбор с благодарности вам за доверие. Я читаю ваши письма и знаю, что каждый из вас не до конца доволен своей работой, одноко вы не возражаете против публичной критики, не воспринимая ее как публичную порку. Надо сказать, что это очень ценно для художника, потому что наша жизнь- это постоянная конкуренция, перманентное желание быть лучше и работа над собой.

Разбор работ в группе имеет положительные стороны: на примерах работ такого же уровня, как у вас, вы видите особенности именно этих работ, но и отрицательные стороны также имеются. Отрицательная сторона мне видится одна: вы невольно записываете в подсознании образ для подражания.

Я не знаю, как влиять на подсознание, но и не вижу острой необходимости помещать вас в творческий вакуум, как я помещаю всех участников курса книжной графики. Курс книжной графики, все-таки, творческий, и взгляд на чужие эскизы не приводит к положительной динамике. Здесь же, в игре черного и белого, общей для всех, все-таки извлечь рациональное зерно можно.

Кому -то я рассказывала, кто-то прочитал на сайте, а кто-то еще не задумывался о том, что каждый художник имеет право на свободу выражения. Однако у этой свободы есть.... Скажем так, берега. Не границы, иначе это будет тюрьма, а именно берега, которые позволяют сохранить мир художника и развить его взгляды, сделав понятным другим людям.

Так вот, мы поговорим с вами о счастливых находках и о тех самых берегах, которые стоит установить, чтобы работа стала цельнее, яснее, лучше.

Итак, главное, что важно помнить, - это то, что наши работы отражают наше внутреннее состояние. Если мы стабильны, здоровы, гармоничны, такой будет и композиция. Если нет, - работы могут приобретать какие-то неожиданные оттенки чувств, возможно, неожиданных для зрителя. В своей книге "Искусство формы" швейцарский художник и педагог Иоханнес Иттен рассказал о своем опыте работы с начинающими художниками. Он предлагал, например, прежде, чем изображать динамические сцены, самим ученикам попрыгать или побегать на месте какое-то время, и сразу, без передышки, браться за композицию. Созданная в таком состоянии работа была неустойчивой, взволнованной. Иттен также писал об ожной своей ученице, которая никак не могла усадить человека на куб в своей работе. Человек не слушался, он постоянно с этого куба падал. Позднее выяснилось, что эта девушка страдала заболеванием опорно-двигательного аппарата.

Я немного отвлекусь, и, раз уж зашла речь о данной книге, опишу свое мнение на ее счет. Она очень интересна, любопытна опытному педагогу, который видит, что ученики отличаются друг от друга. Она позволяет бывшему студенку как-то систематизировать полученные во время учебы в художественному ВУЗ знания. Но сказать, что это универсальное и рекомендованное к прочтению пособие по композиции я не могу. Это скорее педагогическая книга.

Кроме книги А. Гаптилла, которой мы руководствуемся во время работы, я могу предложить вам найти в продаже и ознакомиться с трудом Эндрю Лумиса "Искусство иллюстрации". Эта книга вам поможет учиться больше, чем Иттен, как мне кажется. Но ради любопытства, если встретите книгу, если задаетесь педагогическими вопросами и имеете свое мнение на этот счет- почитайте. "Искусство формы" по сравнению с "Искусством цвета" того же автора имеет тот же формат, толщину, но читается на одном дыхании и за один вечер. А вот "Искусство цвета"- книга для профессионала и теоретика высокого уровня, и ее я бы рекомендовать к прочтению вообще не стала. Хотя ее, почему-то, как раз многие читали, и все отмечают высокую степень сложности рассуждений автора.

Но вернемся к сегодняшней теме.

Итак, композиция может зависеть от многих факторов. Это и настроение, и внутреннее состояние, и болезнь. Но если она ничего не выражает, - это то, что нужно стараться изменить. Композиция должна говорить, должна даже иногда кричать, возможно, петь, возможно, шептать, но у нее есть свой, неповторимый, язык, который у каждого автора свой.

Работы, которые вы увидите сейчас, будут разными. Некоторые чистыми и аккуратными, ровными, причесанными. Некоторые небрежными, с неровными линиями. И то и другое на данной стадии имеет право быть. Важно, что выражает, какие чувства рождает та или иная работа.

Начнем.

Чтобы быть как можно более объективной, я покажу вам все работы, которые я получила сегодня по почте. Покажу и расскажу о том, что я вижу.

Данная серия эскизов наполнена красивым выверенным ритмом. Светлый фон, разные по массам формы, игра направляющих линий (перспектива, дорога, скаты крыш). Игра темных и светлых пятен- основа композиции, ее собственный ритм, ее мелодия. Обратите внимание, о чем говорят эти картинки. Правая верхняя- нас приглашает дорога, и все бы хорошо, но просвет неба прикрывает провод. Это замкнутая композиция, она вызывает беспокойство. Одна линия, один провод, и впечатление меняется. Та картинка, что ниже, не давит на нас, но тоже назвать ее спокойной и умиротворенной я не могу. Нам надо идти налево, но ощущение, что оттуда мы пришли, и что композиционный центр попадает скорее на темный тревожный крупный силуэт. Нам нужно туда, но что нас ждет? Верхняя правая композиция, несмотря на преобладание черных силуэтом, дает скорее ощущение укрытия и какой-то заботы. Мы хотим шагнуть на свет, и провод, который также наверху повис, нас скорее укрывает, но не давит так, как в первой работе. Правая нижняя работа меня напрягла, в отличие от других, которые вызвали просто некое беспокойство. В этой работе нарушено построение объекта. Ближний домик падает на нас. Если такой дом упадет на меня, ничего хорошего не получится. Если же его убрать, композиция практически лишится эмоциональной окраски. Она будет спокойной, стабильной, милой, одним словом, - фоновой. Надо сказать, что все эти работы удачные, и я бы только одно посоветовала изменить и постараться отслеживать. Я бы убрала симметрию в последней работе. Дом-то пусть падает, это даже хорошо, что есть тревога. Но вот торчащий из него дальний дом заставляет задуматься: что имел в виду автор? Зачем это ружье висит на стене?

Интересно, что другой лист того же автора выглядит иначе, он несет больше позитивных эмоций. Если рассмотреть его, то первая работа не выглядит симметричной, скорее она затягивает взгляд зрителя, предлагает зайти. Да, внутри интересно, я уверена. Не совсем понятно, зачем эти косые линии справа, их бы зеркально повернуть, чтобы они еще больше звали в дом, но, может быть, они также дают картинке некую интригу.

Вторая и третья картинки симметричны или же близки к симметрии и вызывают мало беспокойство. Симметрия закрывает композицию, делает мир закрытым, защищенным или запертым, в зависимости от эмоциональной окрпаски в целом. Правая нижняя работа рождает во мне чувство, близкое к радостному ожиданию. Она приглашает пойти по дороге, завернуть за угол, спуститься под горку. Даже фонарь приглашает совершить это путешествие. тут нет вот той двусмысленности, как в первой работе. Тут нас ждут, зовут, нет интриги, но есть гостеприимство.

Анна Зуева с осторожностью прислала мне пробы композиции, чтобы уточнить задание, но я увидела то, что письмо содержит вопрос, слишком поздно, поэтому у нас только промежуточный вариант, к сожалению. По поводу Анниного вопроса, сразу всем я хочу сказать, что вы не совсем правильно меня поняли. Не так, как я этого хотела. Слишком буквально. Я хотела получить более формальные композиции, но поскольку вы нарисовали более сложные, - я принимаю работу такой, какая она получилась, тем более, что вы просто выполнили программу макусимум. Напоминаю вам о том, что письма с пометкой "Вопрос" я читаю во все дни и в первую очередь, а работы смотрю в удобное мне время указанных на сайте дней. Поэтому не забывайте помечать письма волшебным словом!

 

По поводу этих двух композиций я могу сказать, что первая, та, что выше, наверное, слишком линейна, мало пятен, эмоционально скучная... Скорее вид из окна автобуса, а не интрига или история. А вот вторая меня очень заинтересовала. Правда, меня смутил большой черный тяготеющий квадрат неба на фоне пустой белой стены, но именно это смущение вызвало интерес. Почему так? Может быть, это дымка? туман? снежная пелена? Работа эта достаточно яркая, чтобы остановиться около нее на выставке и подумать о ней. Поискать продолжения, подумать о системе окошек, нарочито некоторастных и ярко-ритмичных... Композиционный поиск как раз и заключается в таких вот находках неустойчивости, когда смотришь, и есть какие-то мысли. Потому что с помощью композиции художник вызывает в зрителе потребность в диалоге. А композиция- это язык. Язык чувств.

Жанна Коротова сетует на то, что работы выполнены в спешке, между делом, в поездке. Как мама троих детей, я понимаю Жанну, маму двоих. Это состояние перманентной жажды жизни, жажды успеть все, пока есть возможность, отражается в работах. Они тоже спешат куда-то, они бегут. 

Вот этот бег- он создает динамику. А динамика есть не во всех работах, и она, динамика эта, это волнение, это некая встряска спокойного отдыхающего зрителя. Нужна ли она художнику? Это его дело, он говорит то, что говорит. Чтобы выговориться или рассказать. Его картины говорят о том, как он себя чувствует. Ритмы этих работ достаточно беспокойные, линии работают хаотично, везде выделен некий центр, к которому все движется. Жанна пишет, что в гостинице она увидела на стене картину, которая служит для нее укором. 

Ну, раз мы ее получили, давайте и о ней поговорим. Тут строго выстроенная композиция, буквально манипулирующая нашим сознанием. Мы не можем не пойти по лестнице, у нас нет другого выхода. А если останемся стоять- замерзнем. Эта лестница нескончаема, мы пойдем по ней к светлому кусочку неба, но увидим с того пролета поворот налево, и снова впереди нас, наверное, будут ступеньки, окаймленный стеной черных спыщих деревьев... В картине есть настроение и лично я увидела в ней некую аллегорию жизни. Ступенька за степенькой, мы идем наверх, мы идем к чему-то иллюзорному, как тот небесный просвет, но потом понимаем, что этого нам мало, и мы снова идем, слегка меняя направление, неумолимо вверх под небольшим уклоном.

Конечно, все эти чувства принадлежат мне, я увидела так картину, так я ее прочувствовала и совсем не обязательно так хотел сказать художник. Но я имею право рассуждать как зритель, потому что я- зритель. И вы- зрители, и должны стараться понять, какие чувства кроме "мне нравится манера письма этого художника" или "какая красивая цветовая гамма, интересно, как получить этот оттенок бирюзы" вызывают у вас работы, которые вам, именно вам, нравятся, вас задевают за живое. И рисуя, на бегу делать наброски, которые зарядка, которые встряска и даже гимнастика, но не эскизы работ. Чтобы донести свою мысль, не создавая хаоса.

Справедливости ради отмечу, что я знакома с Жанной, и это человек, который успевает жить несколькими жизнями одновременно. Я думаю, поездка и детки только подчеркнули ее неутомимую натуру, ее экспрессию. Поэтому работы, несмотря на свою дробность, имеют право на существование. Но общее их настроение такое, как я описала. Они бегут. Они спешат. Они очень выразительны.

И это не недостаток их. Это часть авторского почерка. Это данность. Это нужно принимать и учиться работать с этим. Возможно, решая в туши, не надо стремиться к той супераккуратности, которую я на всякий случай рекомендую всем. Стоит посмотреть рисунок 301 в книге Гаптилла, рисунок на 232 странице, на стр 236, рис 153, рис 148. Эти работы ввиду своей экспрессивности несколько спутанны и непонятны при беглом обзоре, но они не скучны. 

 

Еще одна работа Жанны: силуэтнсть вместо линейных поисков. Нет четкой формы, но есть поиск, постоянный поиск в элементах. Это часть души, а не сложности с городской композицией, как говорит Жанна. Я бы посоветовала просто оттачивать свои работы в данном динамическом ключе.

Напротив, статичны и стабильны, безопасны работы Натальи Петренко. Мы видим тут всего два варианта композиции: левые два, верхний и нижний, - с выраженным аккуратным фоновым ритмом, усиленным яркими тоновыми контрастами, а правые два- приглашающие просто двигаться, двигаться, идти, возможно, даже ехать. Работы нельзя назвать раздробленными, несмотра на обилие тонов, они собраны, в них есть идея интереса. Интересно идти, плыть. ехать. Просто интересно жить. Здесь и сейчас. В этом городе. Который так разнообразен, так разнохарактерен. Тут нет противоречий, нет бунта. Это спокойные ритмичные работы. Контраст уводит их из разряда фоновых, эти работы с характером. Но характер этот скорее любознательный, чем противоречивый, громкий, экспрессивный. 

 

А вот нижняя работа Натальи волнует. Тут пересекаются многие направлкения, во многих точках. Тут страшно. Это мое эмоциональное впечатление.

Ниже два листа работ Ольги Никоновой. Надо сказать, они очень веселые. Они игривые, сюжетные, даже болтливые немножко. В них есть чувство и есть впечатление. Они интересуют каждый поотдельности и в массе своей тоже. У них разная структура, но в основном композиционный центр выделен пятном тона, светлого или темного. Меня радует подвижность в эскизах. Надо сказать, что когда я вела курс книжной графики летом, я ждала такой подвижности от каждого ученика, но получила лишь от екоторых. Они же успели сделать за курс несколько сказок вместо одной. Это тоже особенность. Тоже некая динамичность, некая скорость и даже, наверное, впечатлительность автора. И, кстати, типичные студенческие работы для художника мультфильма во ВГИК. 

Надо отметить, что выполненные строго в тоне, картинки становятся более цельными, некоторые моменты проясняются. 

 

А ниже идет серия работ Ольги Половинко. Мы уже встречались с Ольгой на курсе по книжной графике и на набросках, и я уже знакома с этим художником. Ольга обладает той же экспрессивностью, что и Ольга Никонова, вообще, мышление у этих художниц схожее, но, пожалуй, Ольга Половинко делает бОльший упор на ту самую формальную, обобщенную композицию, и это тоже данность. С развитием ее домики будут приобретать более харАктерные черты. Не реалистичные, а именно харАктерные, то есть композиция может быть очень креативной, но будет всегда элемент какого-то обобщения. 

 

Отдельно хочется выделить нижнюю работу. Если бы Ольга вдруг доработала бы ее справа, она утратила бы выразительность. Именно в такой недосказанности работа очень выигрывает. Тут есть тоже какая-то история, мы как бы перешагиваем какой-то неведомый порог, мы ступаем в неизведанное... Может быть, это случайность, и Ольга просто заскучала, вырисовывая кирпичики и уточняя окна? Так или иначе, работа сказала о том, о чем сказала. И это удача.

 

Работы Виктории Удовикиной имеют сложный плоскостной ритм. Первая почти молчит, только журчат окошечки... Вторая, та, что справа, обращает наше внимание на силу формы крыши, этой черной непрозрачной трапеции. Эти два дома, точнее, наверное, этот собор, выглядит живым. Это чета супругом, каждый из которых имеет свой харктер. Стабильный основательный приземистый муж, изящная и гибкая по своему характеру супруга его. 

В остальных работах также есть какой-то детализированный интерес, некая мелодия. Все эти работы стабильны, это скорее прогулка по городу, чем некое происшествие. Очень спокойно все, и в то же время есть всплески контрастов по фоме и цвету, есть какое-то соревнование внутри картины. Ярко выражена декоративная направленность работ. Они чистенькие, светлые, аккуратные. 

Работы Светланы Щербаковой четки в своем выделении главного. Везде виден приоритет, и композиционный центр тут не блуждает, а сразу заявляет о себе. Никаких полутонов, все точно и без лишней пены. Это полезное качество для художника, как и для любой творческой личности: уметь сказать четко и прямо. 

 

Работы Виктории Юдаковой как раз отражают ту задачу, которую я поставила. Это хорошая формальная композиция. Со сложным ритмом из простых форм внутри большого пятна, как на первой картинке, с контрастом линии и пятна, как на второй и третьей. В данном упражнении ценее был бы ваш наблюдательный опыт, чем работа по фотографии, с заданными ритмами, но каждый из вас все равно выразил себя и будет выражать всегда и во всем.

Работа каждого художника, как клетка ДНК несет в себе скрытые черты, почерк художника, начинающий ли он, или мастер карандаша и кисти. Работы Елены Бетц тоже показывают нам характер художника. Елена тоже тяготеет к поиску. Возможно, любит прогулки по городу или путешествия. Ее город разный.

Мне кажется, Елена- человек стабильный в своем характере, без выраженных контрастных особенностей поведения. Человек, который интересуется, видит, ценит. Человек спокойный, но ищущий. 

Я описала вам свои чувства, но ни разу не написала о том, что композиция получилась или же не удалась. Как дни бываю серыми, как бывает скучной какая-то монотонная работа, так и ваши работы могут нести экспрессию, чувство, заставлять остановиться или даже надолго погрузиться в картину, так и не вызвать ничего в душе зрителя, несмотря на свою многодельность, сложность, продуманность.

Ключевое слово тут "продуманность". Композиция произведения создается по порыву души, по внезапному открытию в себе или даже выхватыванию из воздуха чего-то важно, существенного.

Обычно с выделением композиционного центра и подчинением ему деталей сложностей даже у начинающих художников не возникает, хотя я неоднократно слышала о мечте узнать секреты композиции, какие-то общие положения. Я считаю, что таких законов просто нет, и если у вас сложность с этим. Не на ваш субъективный взгляд, а с точки зрения зрителя, который смотрит сквозь призму собственных ощущений, и говорит, что на рисунке буря и хаос, - ищите причину в себе. Остановитесь. Подумайте. Набросайтеновые эскизы. Успокойте себя. Если это не помогает, идите в музей и смотрите-смотрите-смотрите на картины мастеров. Вы увидите, что сила выражения композиционного центра разная у всех. Это могут быть как детали, так и тоновые пятна. Может быть цвет и могут быть какие-то особенности, которые притянут внимание зрителя.

Лучше всего развивают композиционное чутье наброски, которые рекомендуется делать быстро, чтобы схватить главное. Чтобы уловить главное. Чтобы понять главное. Чтобы научиться его выделять.