Третья неделя далась эмоционально наиболее сложно большинству участников седьмого потока.

Когда такое происходит на курсах книжной графики, я списываю это на лунные циклы или погоду. Возможно, в случае с набросками произошло то же самое. Несколько жалоб на мигрень, болеющие дети, упадок сил. Несмотря на то, что наш курс короткий и скоро уже завершится, я хочу обратить ваше внимание на такого рода "творческие кризисы", которые на самом деле могут быть лишь неким физиологическим периодом. 

И все-таки, цвет часто вызывает сомнения, а вместе с ними беспокойство и даже разочарование в себе. Причина этого явления с одной стороны в том, что не все мы живописцы, и это нельзя считать недостатком, это данность. С другой стороны, - проблема также в том, что мы не понимаем, как относиться к цвету, и часто современного человека, поглощающего информацию из различных источников ежедневно в больших количествах, выбивает из колеи разночтение вопросов цвета.

Должна сделать вам признание. Я тоже отношусь к тем людям, для которых цвет- восхительная загадка. 

Иоганнес Иттен, опираясь на свой наблюдательный опыт, сделал вывод о своих студентах. Он разделил их в отношении к цвету на три группы. Первые, по его мнению, были склонны считать, что они видят цвет, вторые высчитывали его, третьи же просто пытались скопировать эффекта, полученные первыми и вторыми, не особенно вникая в загадки происхождения цвета.

Я отнесла бы себя ко вторым. Я график, а это значит, что для меня важнее тоновое виденье, свет, чем явления, собственно, цвета. Каждый из участников "Школы наброска" также проявил себя еще на первых двух неделях как график или живописец, поэтому лично для меня итоги третьей недели не стали открытием.

Что же важно в набросках, в которых используется цвет?

Как в случае с набросками линией или пятном, важнее всего схваченное впечатление. Знаю, что многие столкнулись с тем, что не смогли совладать с краской, мазки плыли и все стекалось. Но это совсем не важная проблема, которая решается практикой. К воде в акварельной живописи легко приспособиться, а вот улавливать важное, тонкое, харАктерное, - тут нужно мастерство. Да, оно также рождается практикой, но практикой более значительной.

Но перейдем, собственно, к самим вашим работам.

Не случайно в пером задании я предлагала вам работать одним цветом. Речь шла о тоне. О том, что называется рисунком в живописи. 

Тон- важнейшая составляющая любого произведения изобразительного искусства. Тон  будет глубоким, темным, если света нет, а если он есть, то чем он ярче, тем контрастнее будут отношения света и тени. Поэтому прежде, чем писать живописный этюд, очень полезно сделать этюд графический, одним цветом, гризайль. 

Наиболее грамотной в плане рисунка (то есть тона) получились этюды Е. Гохадзе. То, что они решены с фоном и достаточно уверенно, заслуга также базового образования, Елена учится у профессиональных педагогов. В ее работах предметы не вырваны из контекста, они живут своей привычной жизнью. А качественная лепка формы гарантирует нам выразительный цветной этюд, если рассматривать эти наброски как эскизы (то есть как подготовительные работы).

Однако грамотности в набросках требоввть сложно, набросок, - это, прежде всего, попытка изобразить собственное мировосприятие, запечатлеть на бумаге то главное, что вас в ней привлекло. И тут мало просто знать, как это делается, какие есть фокусы и секреты мастерства. Тут важно наращивать это мастерство с помощью ежедневных наблюдений с карандашом в руках.

Еще один убедительный этюд в гризайли у В. Кокшаровой. Кружка, действительно, приобретает уверенный объем, вылепленная светотенью.

Прекрасный по тону этюд получился у С. Сергиенко. Если у вас сложности с изображением масс растений, букетов, веток, - делайте такие подготовительные работы, и сами поймете скоро, что к чему.

У Н. Гуровой отличный ботинок, также решенный только в тоне. Настоящий, живой.

У А. Солощук есть такая особенность, продиктованная духовно-экспрессивным мышлением. Как только Анастасия отпускает себя, она творит чудеса, выражая самые сложные состояния очень свободно. Это бутылка, и никто не поспорит со мной, что она стеклянная. Но если бы эту художницу попросить рассказать о том, почему она такая и как ей это удалось, то человек замнется и вряд ли сможет это объяснить. И это тоже очень хорошо. Потому что схваченное по наитию главное, - это суть, а знания, все-таки, должны прилагаться и накладываться на эту базу. А не наоборот.

Черешни И. Горбачевой живые, в них веришь, они рождают аппетит. Они достоверны. А в чем секрет? Верный тон, вот залог убедительности.

А вот такие вот, вроде и не совсем честные по тону, но волшебные работы, часто бывают у живописцев. Графики, напомню, лучше фиксируют свет, поэтому их работы более контрастны, часто линейны или же имеют выраженные пятна света и тени. У живописцев ощещение тона вторично, они любят цвет и цвет сбивает их с толку. Однако такие работы имеют свою прелесть, - они дышат цветом и часто источают свет... Выше был этюд О. Васильевой.

А вот почти линейный, но очень выразительный, набросок И. Докучаевой. И тон есть, и даже небольшой цветовой нюанс. Данное произведение очень графично.

У К. Хаак фрукты яркие, сочные, выразительные, но тоновая основа, также, неточная. Однако хорошо работает цвет.

Летящие, настоенческие, фрукты у Г. Шерешевской. Удивительно нежные, с живописной точки зрения "вкусные".

Очень точные по тону предметы у М. Перепелкиной. Сразу видно, что художник наблюдательный, вероятно, материально-импрессивного типа мышления, впрочем, об этом мы будем говорить позже, на последней, творческой, неделе.

В работах Я. Счеснович я вижу живо схваченные черты предметов, а также склонность, все-таки,  к линейному изображению, эта работа более графична, чем у М. Перепелкиной.

Е. Литовка впервые работает акварелью, это художник, влюбленный в маркеры, и я это уже знаю из курса книжной графики. Но, надо сказать, выход из зоны комфорта часто приводит к неожиданным результатам, и даже если работа самому автору не нравится, то, возвращаясь к прежнему способу рисования, он выходит все равно на другой уровень.

У Елены хорошо по тону, но также и по цвету работа оказалась очень удачной.

У Э. Диниевой помидор весь лепится тонально, и даже тень взята родственным цветом, таково  авторское решение, причем убедительное, а это большой плюс.

А. Сидоровой помогли контурные дополнения, потому что работы скорее силуэтные, пятном. Но посмотрите, какой живой половник! Он разобран по тону, то есть интуитивно Анастасия пытается лепить форму тоном. Если вы посмотрите обзоры прошлых недель, то заметите, что для Анастасии, вообще, линия более свойственна. 

С тем же элементом иллюстративности работы Ю. Поляковой. В них более выражена сама бытовая наблюдательность, чем лепка формы. Это признак того же духовно -экспрессивного рисования.

И все-таки, знаете, что важнее тона и цвета в набросках, а? Юмор! В юморе есть самая большая наблюдательность. Юмор всегда проникает в душу человеку потому, что ситуация ему знакома и слегка нелепа, чуточку неправильна. И эта неправильность может быть в чем угодно: в выборе натуры, как у О. Логвиной, а может, в тоне, в цвете, в кривизне или нарочитой прямоте линий. На этом наброске мы видим собственные тапочки, на которые в жизни часто смотрим, но не считаем этот вид вдохновляющим, нас больше радуют живые сцены или нежные благоухающие цветы, пейзажи, сама жизнь в ее редких проявлениях. Но ведь то, что рядом с нами, - оно также достойно уважения и нашего внимания!

Я желаю вам вдохновения тем, что вас окружает, и тогда вам будет еще проще стать художником)))).

Рисуйте, пишите все-все-все!!!