На прошедшей неделе я попросила вас описать, что вы о себе узнали нового в процессе работы с основными выразительными средствами: линией, пятном, цветом в набросках.

Хочу поблагодарить всех за проявленное внимание к этим отчетам, потому что для меня было не только важно, но также очень интересно узнать, как же чувствуете себя вы.

Я уже неоднократно намекала вам о том, что люди разные, и, если верить Гаптиллу, они делятся как минимум на два типа мышления. Первый он назвал духовно-экспрессвным, а второй- материально -испрессивным. Правда, он также выделил в отдельную группу тип мышления интеллектульно-конструктивный, но я считаю, что это не совсем корректная классификация, поскольку получается, что она происходит по различным свойствам творческого человека.

Но давайте по порядку. 

Эту тему я хотела оставить совсем уж на десерт, потому что в нашем курсе есть очень важная для определения типа мышления классификация, но, в связи с летом, и с тем, что на этой неделе наши ряды поредели, я начну рассказывать сегодня, а продолжу через неделю.

Итак, что такое "тип мышления"? Иттен не дает этому объяснения, однако обращает свое внимание на "удобство выражения". Это удобство, думаю, в современном мире уже объяснили, например, нейропсихологи или еще кто-то из ученых, занимающихся проблемами мозга. К сожалению, подобно Иттену, я, не имея такого вот медицинского или психологического образования, вынуждена просто присматриваться к своим ученикам, чтобы определить, к какому типу можно отнести того или другого художника. Зачем же мне это, и не выходит ли так, что таким образом я обобщай уникальный творческие единицы между собой?

Спешу вас успокоить. Обобщение происходит, когда всем людям предлагают делать одно и то же, в то время как каждый выбрал бы себе в творчестве собственную зону комфорта.

Получается, что, разделяя своих учеников на типы, я просто объясняю им и себе, почему те или иные действия находятся вне зану комфорта (Иттен назвал это "неудобным"), а значит, не имеют смысла для развития, они скорее сбивают.

Впрочем, несмотря на то, что в профессиональной среде не принято называть различия в творческом мышлении по классификации Иттена, все-таки педагоги из приемных комиссий художественных ВУЗ понимают их и стараются учитывать при наборе студентов.

Например, во многих учебных заведениях есть такое понятие, как "предварительный творческий конкурс" или "предварительный просмотр". Абитуриенты и их родители считают, что смотрят уровень поступающего и очень стараются подготовиться под требования института. Однако я считаю, что это ошибка, потому что это вводит в заблуждение педагогов и студент, будучи зачисленным на неподходящую специальность просто-напросто не будет развиваться, будет среди слабых, а после окончания, возможно, просто решит, что у него нет способностей к данному делу, и никто не знает, что с ним будет дальше, какая его ждет судьба.

В то время как если мы смотрим на особенности мышления, то на каком бы уровне подготовки не находился человек, мы всегда можем его направить. Именно благодаря этой системе ориентирования у нас получается работать с любыми учениками, индивидуально направляя их на курсе книжной графики, и среди тех, кто доводит до конца свою работу, 100% добиваются признания зрителем.

Когда ученики приходят на этот курс после набросков, где допускается свободный стиль, то уже хорошо вырисовывается творческий портрет. Для остальных у нас существует спецальное творческое тестирование, которое, к сожалению, ввиду работы всего лишь на одной неделе, дает только изобразительный материал и редко содержит живые эмоциональные реакции в письмах.

Зато в набросках, когда вы ко мне уже привыкли, через три недели после начала, я читаю ваши письма, и они мне понятны так же, как понятны вы сами через рисунки. Вы и ваши письма уже являются частью одной творческой единицы, без масок.

И все-таки, о типах. Есть аналогичное деление на "технарей" и "гуманитариев". Так вот, среди художников, кроме общепринятых "живописцев" и "графиков" существует и иттеновское деление.

Склонные к декоративному началу, много вкладывающие эмоций и впечатлений от натуры и явлений, способные схватывать настроение, но совершенно невнимательных к самой физике предмета,  чаще графики, или же, наоборот, ярые живописцы-колористы, относятся к типу духовно-экспрессивного мышления. Они более раскованны в творчестве, легко впечатляются, часто активны в движении, неусидчивы, неаккуратны, общительны, очень любят свободу. Этим людям бывает слодно в любых рамках. Они опаздывают в школу, долго делают уроки, любят гулять, много фантазируют, особенно в детстве. Таким людям, если они решают выбрать путь художника, лучше всего будет в театре, мультипликации и авторском кино, в театральном костюме, в детской книге.

Склонные же к рассматриванию и доскональному изучению натуры, сложному светотеневому рисунку в графике и живописи, усидчивые, спокойные, исполнительные, наделенные хорошим пространственным мышлением и часто плохим абстрактным, легко находящие нужные пропорции даже на заре обучения, художники, относятся к материально-импрессивному типу мышления. Они хорошо понимают и выстраивают, но черпают информацию из привычных им форм, легко и подробно запоминая их. Таким художникам в перечисленных выше профессиях может быть сложно и некомфортно, но они способны к станковой работе, становятся прекрасными реалистами, художниками-раскадровщиками в кино, иллюстраторами взрослых журналов.

К сожалению, сейчас, когда царит самообразование, люди хватаются не за то, что им было бы рекомендовано в учебном заведении, а за все, что модно, эстестически приятно, и, обломав свои крылья, порой бросают рисование.

Я бы советовала вам не оставлять наброски, если у вас есть все же желание рисовать. Не просто не бросать, а прислушиваться к себе.

Некоторые из вас, в самом начале курса, удивленно спрашивали о том, как же возможно рисовать самостоятельно, с проверкой работ только спустя неделю.

Я надеюсь, что сейчас, когда вы научились рисовать так, как поняли, как увидели, как захотели, у вас появилась свобода в самостоятельной работе. 

В набросках каждый из вас нашел тот способ изображения, который стал более удобным. Нашел тот материал, который полюбился. Некоторые даже нашли приемы, которые запомнили. 

О том же, кто из вас к какому типу принадлежит, я напишу на следующей неделе, сейчас это будет неточным, хотя предположения у меня есть, и кое-кому я писала, в ком была убеждена)).

На этой неделе было одно задание, которые вызвали наибольшее количество признаний в том, что оно им показалось очень некомфортным. Это письменное описание предмета.

Сейчас я объясню вам, почему до сих пор, даже спустя шесть потоков, я не только не убрала его, но считаю важнейшим и самым полезным. 

Рисование - это графический язык человека. Кроме выразительных средств, которые он несет (подобно литературе, музыке, собственно, разговорной речи), он также несет информацию.

Зарисовывая что-то, вы схваатываете что-то, а что-то упускаете. Чем больше вы рисуете, тем больше количество деталей, которые вы замечаете, решая для себя при этом сами, что вам нужно, а что стоило бы утрать. Так происходит так называемое расширение времени. Время- оно ведь всегда одно и то же. Все минуты одинаковы, и в начале рисования, и уже спустя время, когда есть наблюдательный опыт. Однако начинающий художник удивляется: "Ну надо же, как хорошо подмечено! А я и не заметил... " Просто дело в том, что минута маститого художника шире минуты новичка, так уж природа придумала. Но есть хитрости, которые наше сознание мобилизуют и мы начинаем вдруг реагировать острее, расширяя границы привычных рамок восприятия. Главная из таких штук- адреналин. Минута вместо пятнадцати позволяет время раз в семь сжать. Не в пятнадцать конечно, есть же еще скорость движения карандаша... Второй - вопрос, который требует ответа вслепую. То есть вы видели предмет давно, и вы должны его вспомнить. Когда рисуете в понедельник, думаете о том, что ведь прийдется в пятницу то же рисовать, подсознательный страх есть, что упустите что-то. В вашему случае четыре дня разделяют два рисунка, потому что курс короткий. А в третьем классе ДХШ дают задание в первой четверти и то же самое в конце года. И это заставляет очень сильно напрягаться. В вашем случае это задание в миниатюре. Третий способ -  заставить себя рассказывать о том, о чем привычки и с собой-то говорить нет. Когда я предложила вам смотреть на объект пять минут, а потом рисовать по памяти, вы были в зоне комфорта, рисовали как хотели. А вот когда предложила описать, используя общепринятую речь, вам показалось это скучным, но отвественным мероприятием. Вы спрашивали, а нужны ли мне эти записи? Отвечу, - нет, вы делали их для себя. Вы разговаривали мысленно с кем-то, возможно, даже со мной, ведь вы, ну, те, кто более исполнителен и честно описал предмет. Описывая его, вы стремились заглянуть в его темные уголки, анализировали его. Тогда же, когда надо было рисовать, вам вдруг показалось странным читать и по записям его воспроизводить. Так и должно было быть. Вы его просто иначе увидели, и это можно было бы назвать рисованием по представлению, а не по памяти. Вы его просто хорошо себе представляли, а не помнили механически, только лишь увидев, как в задании вторника. Смысл же упражнения был не в том, чтобы запомнить, как в ложке отражается кухня. Просто теперь вы будете любое отражение видеть четче, оно будет менее условным, и у вас не будет новичковых вопросов к педагогу:  "Как же это изобразить?" Аналоги некогда описанным предметам подсознательно будут интересовать вас больше, чем раньше. Потому что вы поставили в тайниках своей памяти такой вот пунктик: смотреть и подмечать. Именно в этом, а не в способе изображения через текст, был основной смысл данного задания. И неудобно оно как раз потому, что оно насилует вас, насилует привычное восприятие, заставляет акцентироваться на других вещах.

Сегодня я покажу вам самое интересное из заданий, то самое, что рисовалось в первый и последний день. К сожалению, его не все выполнили, так что помещаю только те результаты, которые были присланы. 

Самой яркой работой недели стал натюрморт Г. Шерешевской. Может быть, рисовать то, что видишь так часто, и не было честно, как отмечает Галина, но результат удался. От себя скажу, что яркость работы в том, что второй вариант выразительнее второго в связи с тем самым духовно-экспрессивным началом. В первой работ есть наблюдение и анализ, все выполнено честно. На второй автор берет линер и решает все более условно, с использованием контурной линии. Так, как удобно. 

Е. Гохадзе. Работы аналитические, в связи с чем использовано обобщение при изображении грецкого ореха. Тут просматривается материально-импрессивное внимание к объектам.

В. Кокшарова.

А. Сидорова

Работы В. Кокшаровой и А. Сидоровой объединяет выраженная склонность к одному выразительому средству, не вариантивно. 

Виктория работает пятном, Анастасия - линией. И то, и другое говорит о тоновом обобщении.

Я. Счеснович демонстрирует хорошо выраженное материально-импрессивное начало. Даже обобщая на последней работе контур объектов, Яне удается сохранить пропорциональную точность и детализированность. 

Интересно различие в решениях А. Солощук. Первый рисунок тональный, второй решен почти силуэтно, сильно уплотнен. Думаю, это признак духовно-экспрессивного начала, когда, додумывая, художник приходят к более выразительному решению, чем было вначале, с натуры.

В данном случае тоже кувшин у Е. Литовки в пятницу выглядит более лаконичным, красивым, чем в понедельник, когда надо было изображать всю правду. 

В работах Е. Горбачевой много правды и много конструктивности, вторая работа, также, выигрывает, но она просто лучше потроена, лучше, логичнее, решена по тону. В ней нет обобщения, скорее, она, наоборот, точнее, чем первая, с натуры.

Здесь я затрудняюсь ответить, потому что заметен большой учебный опыт, в том числе, в академическом рисунке, но, думаю, материально-импрессивное мышление все же Елене ближе. Права ли я,  покажет последняя неделя.

 

Завершая обзор этой недели, хочется сказать, что, несмотря на пользу от данных заданий, я не рекомендовала бы делать их через силу. Знаю, что художгникам духовно-экспрессивного типа мышления работа по представлению ближе, и, без всяких записей, они склонны рисовать упрощенно и лаконично. Это хорошо и правильно, следуйте зову своего сердца. Тем же, кто черпает вдохновение от работы с натуры я рекомендую продолжать подпитываться наблюдательным опытом через рисунок. 

Но и той, и другой группе я очень желаю не осталять наброски. Хороший рисовальщик знает - они учат больше всего. Это ведь непросто  механика и постановка руки, а отличный массаж мозга!