Каждый курс, несмотря на индивидуальную работу, всегда выглядит как группа, потому что есть некое общее настроение, которое зависит от многих факторов.

На курсе книжной графики, который у нас самый длительный, и самый творчески вакуумный (то есть идет только тет-а-тет разговор с учителем и нет общих разборов), тоже есть общие настроения. Я уже заметила, что есть творческая цикличность, которую сложно уловить на забегах по наброскам, но у каждого из вас в течении жизни такие периоды есть, и я вам очень советую их отслеживать. Влияют обычно менструальные циклы, полнолуние, новолуние, магнитные бури, а также время суток. Все это влияет на настроение, а настроение, в свою очередь, сказывается на творческой активности. 

В нашем восьмом потоке определенно есть влияние лета, солнца, иногда зноя. Это чувствуется даже не по рисункам, а по сопровождающим их письмам, в которых часто я слышу большую неуверенность в том, что выполнено задание верно, и насколько оно качественно сделано.

Однако я верну вас к вступлению к курсу и попрошу вспомнить о том, что цель курса не в быстром достижении красивой картинки, такого не бывает, ибо речь идет о тренировке, и, если хотите, о рисовательной мышце, которую чем больше вы будете качать, тем лучше будет ваш результат. Причем вне зависимости от того, насколько вы сами будете удовлетворены набросками и сколько штук в месяц посчитаете достойными из двух сотен, регулярная набросочная работа будет учить главному: учить видеть. 

Кажется, все мы видим одно и то же. Но если предложить один и тот же предмет или ситуацию описать разных людей, они расскажут совершенно по-разному. Каждый расставит свои приоритеты, будет в речи использовать свой язык. Кто-то расскажет высокохудожественным языком, с эпитетами и мельчайщими подробностями, а кто-то будет оперировать исключительно фактами, возможно даже очень немногословно. Мне кажется, что я говорю о том, о чем каждый взрослый человек знает и сам, но без этого вы, возможно, мне не поверите, что так же в точности выглядит и графический язык.

Одни будут многословны (у вас есть прекрасный пример перед глазами- я много пишу и детализированно рисую), другие могут быть минималистичны в своем творчестве. Иногда некие социальные зажимы мешают людям раскрываться в общении, однако в рисунке все равно читается истинный потрет человека, не зря же психологи так любят рисунки детей, которым сложно найти причины своих сложностей, а также применяют рисование как терапию.

Конечно же, я не психолог и все, что я могу сказать, глядя на ваши рисунки, - это то, что они заменяют мне личный контакт, а письма помогают утвердиться в том, что уже читается в рисунках. В каждом рисунке есть часть вас. Это сложно заметить, когда работы стандартизированы каким-то фактором. Например, общей схемой, референсом, примером для подражания, он, как социальные рамки, надевает на людей маски. Но когда задания ограничиваются только творческой задачей, каждый говорит своим языком и нет среди вас тех, кто этим языком не владеет или косноязычен. Другие дело, что рука может в самом начале не слушаться, может быть психологически дискомфортно от того, что пришлете свои первые рисунки незнакомому еще человеку и непонятно, с какой меркой он подойдет к вашим, в общем-то, откровениям.

Так что давайте знакомиться. Я никогда не сравниваю между собой учеников и не выделяю лучших. Да, натренированность может выгодно кого-то отличать, но потенциал есть у каждого и главное в моем деле убедить каждого этот потенциал развивать, а не пытаться срисовыаать чужие успехи. Как мы не сможем говорить одинаковым голосом, так нет смысла тренироваться делать что-то одинаково. Важнее просто говорить, чтобы овладеть собственной речью, как говорит ребенок, и не важно, какой у вас от природы голос. 

Когда вы рисуете, вам важно принять себя, свой графический голос, свой язык, тогда вы научитесь говорить на нем так, чтобы зрителю было интересно с вами, чтобы он вас понимал.

Наш курс очень короткий, поэтому разбор будет в бОльшей степени теопетизирован. Мне хотелось бы просто донести до каждого из вас важные вещи, касающиеся обучения рисованию.

Все вы знаете о делении художников на живописцы и графики. Однозначно назвать маркеры, по которым определяются эти типы, сложно, но в набросках обычно видно сразу, кто будет с бОльшим успехом работать с цветовым пятном, а кто углубится в линейное рисование. По одной первой неделе говорить рано, все-таки, я бы посмотрела также вторую неделю, чтобы сделать выводы, но есть другое, очень важное деление, которое описал в своей книге "Искусство формы" Иоханнес Иттен, швейцарский художник и педагог. Он заметил зависимость одних людей от натуры в выражении своих идей, их склонность в языке к реализму, в то время как другие его ученики были настроены на более абстрактное мышление, на стилизацию. Рассматривая ваши рисунки, я прикидываю для себя, к какому типу я отнесла бы вас, и делаю первые выводы. Рисунков мало, но духовно-экспрессивное  и материально- импрессивное начала можно предположить. Кому-то из вас я рассказала о том, что я вижу, какой тип, кому-то пока нет, пока присматриваюсь. Мешает часто определить уже разработанность, проявление почерка, а также влияние других художников. Они немножко путают. 

Итак, Иттен в своей книге "Искусство формы" описал созданную им систему обучения композиции, которая позже легла в основу современной школы. Он рассказал о связи  выразительных средств, используемых тем или иным автором, с внутренним состоянием художника, а также с его мироощущением. В этой книге я нашла терминологию, которая помогла мне назвать как-то это явление, неоднократно мной наблюденное.

Итак, Иттен заметил, что художников можно подразделить на три типа. Одни буду изображать все близко к действительности, он назвал их материально-импрессивными, то есть отталкивающимися от материальной оболочки жизни. Другие же будут во многом интуитивно выражаться от эмоции, которая родилась у них от той же самой натуры, изображая ее более условно. На пятой неделе курса (которой у нас нет в 8 потоке), я заметила, как расцвели те, кто был скован в натурной работе первые 4 недели, это как раз тип духовно-экспрессивный, чувствующий, но неохотно всматривающийся. Противоположный же тип приуныл и задание оказалось для них более сложным, чем рисование с натуры. 

У нас сейчас этой недели нет, но если вы чувствуете, что для рисования с натуры у вас чего-то не хватает, вы ее плохо видите и схватываете,то, скорее всего, вам нужно абстрагироваться от ваших знаний, которые в той или иной степени есть у каждого, от сравнения себя с какими-то другими, авторитетными для вас, художниками, и просто рисовать. Сначала будет покривее, потом пойдет живо и вы сами найдете в своем почерке привлекательность. Ведь это же ваш почерк. 

Наверное, вы устали от моей длинной речи, но  я не могла ее не написать, потому что иначе мы рискуем, вообще, не успеть в этот короткий курс затронуть эту тему. Сейчас я расскажу просто о том, насколько вы разные, и почему я выбрала именно эти наброски.

 

Это работы О. Разнополовой. Ольга относится к материально-импрессивному типу мышления, это заметно в конструктивной точности и внимании к условиям задания. Первая зарисовка также выглядит очень реалистично. Ольга хочет уйти от предметности в стилизацию. Это совершенно обычное стремление к противоположному типу, которое присуще многим художникам. Да, развиваться можно во всем и ваше право выбирать, - в том ли, на что уже настроен глаз, или же чего просит сердце. Важно только не отрицать при этом ту данность, которая есть.

А вот работы Л. Любимцевой отличаются бОльшей условностью. Вроде, пропорции не нарушены, но важнее точной конструкции те случайные детали, которые делают картинку острее. Например, у большого кресла в нижнем ряду правая часть выше левой. По сути, так быть не может, это нарушение перспективы, но именно это делает кресла более динамичными, а значит, более привлекательными. Также диван выглядит продавленным засчет одеяла. Это не случайность, это наблюдательность. Когда интуитивно человек схватывает острые моменты, когда его предметы живут не потому, что они естественны, а потому, что "так вышло, я так вижу"- это проявление материально- импрессивного типа мышления. К сожалению, при всей выгодности этого начала, оно мешает в изучении академических азов, но если вам важно получить базу, при этом не потерять себя, вас спасут непринужденные наброски, которые не затупят, а заострят взгляд.

У Ю. Каменских наброски достаточно декоративны, хотя и точны. Это влияние духовно-экспрессивного начала, хотя и материально-импрессивное, выражающееся в симметричной точности, также присутствует. Впрочем, тут мы имеет дело с художником, который и до курса рисовал ежедневно, поэтому однозначно я не могу сказать и буду еще наблюдать. Заметно, пожалуй, что графика Юлии близка, но без сравнения с живописью и без недели пятна мне и это утверждать сложно.

У Н. Купчик духовно-экспрессивное начало выражено в общей живости рисунков. Их много, они налезают друг на друга, каждый стул имеет свою историю. 

То же в работе Е. Орловой: нет точности, присущей материально- импрессивному мышлению. Сама натура- это уже сюжет. Это не до конца закрытая коробка с чайными пакетиками. При этом пропорции достаточно точно соблюдены.

Вероятно, вам уже понятно, что в зависимости от типа мышления и способ изображения может отличаться, поэтому давайте перейдем к собственно выразительным средствам, которые используют в своих набросках рисовальщики.

Посмотрите на эту группу предметов авторства О. Половинко. Знаю, что интуитивно (мы уже знакомы с Ольгой по другим курсам), при этом убедительно, сделана плановость, - важнейшая композиционная основа. Чашка спереди ярче, заметнее, дальше покает уже светлее и на дальнем плане кусочек чего-то, что даже не вызывает вопросов. Это не плоскостная слипшаяся картинка, а хороший пространственный набросок. 

Е. Раевская также умело изображает воздушную перспективу в набросках. Ближний план яркий, дальний растворяется в тумане. Удивительная по выразительности работа. 

Работа Н. Сенниковой меня тронула сложностью выбранной натуры и качеством ее изображения. Знаете, что важнее всего в рисовании? Важнее то, поймет ли вас зритель, а точнее, почерит ли он вам. Поэтому я подхожу к работам своих учеников с позиции зрителя, совсем по системе Станиславского. Верю ли я в то, что эта ваза стеклянная? Да! А то, что есть в ней небольшая ассиметрия или дрожание линии, - да разве это важно? Эффект - вот то, ради чего делаются наброски. Эффект, переносящий реальность на лист бумаги, но заставляющий в нее верить. И этот эффект у всех разный. Тут нельзя скопировать набросок и получить ту же силу энергии художника. Важно учиться доверять своим глазам, но развивать и зрительный аппарат, и вкус, тогда композиционно всегда будет все выстроено хорошо. А композиция- это то, что делает убедительным. То, что важнее всего для художника, и при этом у всех выстраивается по-разному.

У В. Чумаковой достоверность пакетика не вызывает сомнений, но также можно уловить и классические приемы. Возможно, у Валерии они интуитивны, однако присмотритесь. Во-первых, то же явление воздушной перспективы (плановость), когда дальняя часть предмета погружается в туман, давая нам сфокусироваться на ближнем плане. И у зажима наверху, и у дальней стенки пакета. Во-вторых, тут можно выделить ту самую двуконтурность, которую я ждала увидеть в стульях, но ее по-разному поняли, и я этому рада, однако есть классика, есть Билибин и его время, и вы можете заметить там также же яркие внешние контуры с более светлым и тонким наполнением.

А вот в набросках С. Царевой есть эффект "следующей недели", потому что контурное рисование художнику, вероятно. кажется не очень выразительным, в связи с чем Светлана подключает пятно, причем тональное пятно, делая общий разбор. За это можно похвалить, потому что это напряженный труд, а также похвалить за общую живость, посмотрите, каждый из предметов настоящий. Настоящий кот, он даже дышит,  настоящее кривое деревенское окно. Все очень выразительно, но выразительность этим наброскам придало пятно, а не линия. Я за это порицать не могу, тут личное право каждого видеть через линию или через пятно, и скорее даже здорово, когда пятно художник в своих работах делает основным выразительным средством. Однако наброски теряют таким образом лаконичность и могут оказаться не так любимы в ежедневном рисовании, отнимая больше времени. Впрочем, этот вопрос также каждый решает для себя сам. Думаю, что главная цель: яркость образа, достоверность, сила воздействия на зрителя достигнуты, а в остальном художник имеет право выбора.

 

Работы М. Юрист тоже достаточно детализированы, но тут все-таки работает линия, хотя наблюдается также потреьность в пятне. Пятно есть у кресла, у клетчастого стула, пятно на наброске с человеком. Пятна уравновешиваю композицию, делая наброски еще выразительнее.

Но, повторюсь, неточное следование инструкции связано с абстрактностью данной задачи, что бы осмыленно мной сделано, поэтому никого из приславших работы на этой неделе я осудить ни за что не могу, просто объясняю, какие особенности восприятия я вижу.

А этот набросок М. Сальковой я выделила за его безусловную выразительность. Это работа, которую сложно анализировать. Она душевная, она зовущая, она привлекательна. Возможно, роль сыграла просто дверь как символ, который всегда действует на человека как побуждение к действию или задает вопрос: "А что там?" Набросок из тех, которые хороши потому, что хороши. Именно к таким и важно стремиться. Без скуки. Как говорит Воцмуш: "Меньше работы, больше кайфа!"

Впереди просмотр работ второй недели, всем, даже линейщикам, прийдется искать и выражать каким-то образом пятна. Надеюсь, что это будет интересно и никому не доставит переживаний.

Помните: наброски лишь тогда полезны, когда вы работаете по зову сердца, иначе не стоит их делать. Учитесь принимать себя, учитесь отпускать. Вы должны помнить: практика всегда приводит к результату, а количество выброшенных в помойку набросков будет уменьшаться постепенно. Это также связано и самим принятием себя. Вы просто научитесь видеть, что именно вы можете показать и как именно вы это делаете.