Как вам уже известно, самым успешным из наших курсов я считаю курс книжной графики. Самый же популярный - «Школа наброска». Их объединяет индивидуальный подход и творческий результат. Курс по работе пером и тушью, первый в заочке, я переписываю в этот раз для того, чтобы приблизить его к книжному. 

 

Для того, чтобы индивидуальный подход был возможен, необходимо чувствовать каждого своего ученика. Это сложно, особенно если ты не психолог, а художник. А художники, как правило, большие эгоисты, сосредоточенные на собственных чувствах. Вот и я попросила вас написать мне свои любимые стихи, биографии в свободной форме, а также сочинения о дожде, чтобы сосредоточиться на собственных чувствах относительно того, что я увижу внутренним зрением и услышу внутренним слухом.

 

Каждый человек- это уникальный сбалансированный комплекс. Физически и морально. Именно поэтому мы живем. Если у нас отказывает один из органов, то физиологически мы под угрозой прощания с жизнью. Если отказывает что-то другое, - интуиция, вера в свои возможности или что-то еще из духовных составляющих, мы также начинаем страдать и даже иногда болеть на физическом уровне.

 

Так сложилось, что физически мы более-менее хорошо себя чувствуем. Нам помогают в этом и врачи, и косметологи. А вот духовно, увы, нас часто разрушает чье-то мнение, чья-то оценка. Редко можно услышать, когда нам говорят, что мы плохо владеем речью, - все способны говорить и никто не заостряется на этом. Максимум, учительница литературы может раскритиковать сочинение, и то, речь о чтении скорее и о письменной речи. А вот про рисование мы все или почти все уже в три-пять-семь лет сталкиваемся с тем, что нам диктуют, как мы должны рисовать. Будучи ребенком, то есть существом социальным, которое учится жить в этой среде, мы сначала с радостью повторяем то, о чем нас просят. Но очень скоро видим, что одни рисуют ровнее и раскрашивают аккуратнее, а другие рисуют иначе.

 

Часто это становится истоком комплекса неполноценности и убежденности в том, что рисуем мы не так хорошо, как другие.

 

Интересно, что мы не склонны настолько сильно прислушиваться к звуку всего голоса и не стремимся к ораторскому искусству, а если нужно рассказать подружке о своей жизни, всегда найдем подходящие слова. Хорошо было бы так же, при желании себя выразить, мы брались бы за карандаш или кисть, как делает это ребенок двух с половиной лет. Да, сначала мы рисовали бы головного, потом, в связи с общим нашим созреванием, мы изображали бы все понятнее. Потом мы просто пришли бы к каким-то собственным выразительным образом, как это произошло в устной речи.

 

Так вот, когда я читала ваши письма, передо мной вставали отдельно разные личности. Не все мог рассказать рисунок, где-то чувствовалась школа, где-то подражание. Но в письменной речи сложнее, чем в рисунке, подражать кому-то из великих. Не заметила я Толстых и Чеховых, а изумилась тому, насколько богата способность к чувству. Какое оно разное, чувство.

 

Когда я спрашивала у вас разрешения на публикацию, я планировала показать здесь все сочинения, чтобы и вы сами, понимая, что одну и ту же задачу все решали и одни и те же дожди шли в ваших жизнях, но насколько все по-разному.

 

Но, увы, по ряду причин, я публикую даже не все тексты из разрешенных. С одной стороны, я могу разрушить ваши надежды, все-таки, я пообещала напечатать. С другой- мне кажется, что эти восемь текстов, выбранных случайно, позволят больше вдуматься, меньше найти общего, а больше просто заметить разницу между авторами.

 

Конечно, одного сочинения о дожде недостаточно, чтобы сделать какие-то выводы, чтобы сформировался творческий портрет, но вам и не нужно этого. Ваша задача - сравнить эти работы, и заметить, что они - разные.

 

Такими же разными должны быть ваши итоговые иллюстрации для календаря. Я буду очень рада, если вы сможете отказаться от какого бы то ни было подражания, включая Гаптилла.

Ниже тексты о дожде. Это только треть работ. Если вашей нет, пожалуйста, не принимайте на свой счет. Просто слишком долго я собирала ваши согласия и восстановить все тексты мне сложно сразу. Нужно время, которого нет. Хочется уже написать этот текст, ведь вы вступаете в проектную работу, и вы должны верить в себя.

 

«Я люблю дождь летом, когда крупные прохладные капли падают на кожу, когда он питает землю и все вокруг. Он проникает и наполняет собой все, что только можно наполнить: оставленную чашку с чаем, маленькую лейку и таз на грядке. Он целует деревья, цветы, зеленые листья и крошки бисквита на столе летней веранды. Сидеть дома в такой дождь да еще и когда тебе восемь, просто кощунство, нужно непременно туда – в огород, во двор, бежать босыми ногами по траве и земле, кружиться, дурачиться, мечтать. Летний дождь – короткое удивительное волшебство после которого всегда бывает радуга, надо лишь очень внимательно смотреть на небо.»

Ж. Т.

 

 

«Кап. Шелест. Поднимаю голову и жмурюсь от солнца. Не пойму, откуда капли на лице. Смотрю на солнце и вижу как блестят тонкие струйки, переливаются, ударяются об листья, заигрывают. Закрываю глаза и окунаюсь в ощущения. Солнце греет, капли слегка касаются лица. Прохладные. Улыбаюсь.»

М. Я.

 

«Часто, когда звучит слово «дождь», я вспоминаю картинку из детства. Мы с родителями только-только переехали в новую квартиру в новый дом. Начался дождь и мой папа позвал меня на улицу. И вот мы вдвоем – семилетняя я и мой папа пляшем по лужам под дождем перед нашим подъездом. Такой пустяк, а ведь из них состоит наша жизнь. Мне кажется, я люблю дождь с тех самых пор и именно после этого случая.

Дождь для меня – это всегда радость, какой бы он ни был. Я радуюсь летнему дождю, потому что это прохлада и свежесть. Я радуюсь ливням, потому что это необыкновенно красиво, когда дождь заливает все вокруг. Я радуюсь ураганам с громом и молниями, потому что это книжка, камин и особый уют дома.

Я даже обрадовалась этому Вашему заданию, где Вы попросили написать именно о дожде. Но, знаете, его оказалось трудно описать, потому что его прелесть – неописуема.»

К. Д.

 

«Я из тех людей, которые любят дождь. Дождь летний, быстрый, легкий, освежающий. Он дарит прохладу, чистоту и радугу. Или тоже летний, но грозовой, мощный, шумный. Такой здорово слушать дома, особенно вечером, даже ночью. Дома он не страшный.

Осенью дожди другие – длинные, серые, скучные и холодные. Но под такой дождь хорошо читается, хорошо спится.»

Ш. М.

 

«Дождь люблю. Если не сильный – то люблю гулять под дождем. А при сильном – люблю смотреть на улицу, когда случайный прохожий рад побыстрее оказаться в сухом и теплом месте. Природа гуляет…………»

О. Р.

 

«Я люблю дождь, потому что он всегда разный. И всегда вызывает разные настроения. Когда дождь печальный серый и бесконечный, можно уютно устроится на диванчике с детьми и с книжкой и устроить семейное чтение.

Я люблю грозу и предчуствие надвигающегося буйства природы, которое вызывает у меня волнение. Очень интересно наблюдать за приближающейся грозой. На даче на Волге на широком водном просторе виден темный фронт , надвигающийся из за леса и серая полоса дождя, наползающая на яркое небо и спокойную воду. Дети любят забраться под крышку на 2 Ом этаже и слушать, как барабанит дождь.

Но больше всего им нравится грибной дождик, который идёт , когда светит солнышко. Он никогда не бывает сильным и всегда предвещает радугу, которая тем ярче, чем чернее туча , уносящаяся дождь. Тогда дети выбегают под дождь, прыгают под последними его каплями по лужам и кричат наперебой кто первый увидит этот яркий разноцветный мостик через все небо»

Г. М.

 

«Только закончилось лето, и я не могу не вспомнить, как во время дождя я выходила на балкон полюбоваться им. Казалось, что вместо неба сверху находится море, и сплошные потоки воды лились на землю. Серые и пыльные городские краски становились ярче, а зелень была еще насыщенней. Улицы были пустые, и только огромные капли дождя падали на дорогу, создавая маленькие фонтанчики и пузыри в огромных лужах. Дождь сопровождался равномерным и убаюкивающим шумом, и, наслаждаясь звуками и видом низвергающейся воды, я, как завороженная, не могла оторваться, чувствуя силу стихий.»

Е. Л.

 

«Дождь, это когда утром сквозь сон слышишь капли, стучащие в окно и по карнизу, и уже расстраиваешься, что нужно идти на работу. И уже быстро мелькает образ того, как ты выходишь в эту серость и мокроту, и боишься больше всего промочить ноги. А если вспоминаешь, что тебе на работу сегодня идти не надо, то с удовольствием опять погружаешься в сон под мягким одеялом, и этот стук капель тебя уже не раздражает, а, наоборот, убаюкивает.»

Г. Ю.