Эту тему я планировала дать вам на прошлой неделе, она кажется мне важной и любопытной.

Как известно, на прошлой неделе обстоятельства не позволили мне этого сделать, но я попытаюсь наверстать упущенное, как и обещала, поэтому вот вам материал.

Когда мы приходим в первый класс общеобразовательной школы, нам всем раздают одинаковые прописи, в которых мы учимся писать буквы. Пропорции их и наклон одинаковы для всех, важна не толкьо узнаваемость буквы, важно точное повторение образца. Учительница не ставит еще оценок, но подчеркивает те места, где буквы разного размера, где они слишком далеко или слишком близко друг к другу стоят. Дело педагога - научить писать мисьменные буквы.

Нас муштруют весь первый класс, а порой и всю начальную школу. Но потом приходят другие задачи на смену готовым решениям и мы становимся чуть свободнее. Первое, что становится свободным, - это рука. Рука начинает писать буквы так, как именно вам комфортно. 

Почему-то у женщин почерк обычно долго остается разборчивым и даже похож на тот, из прописей. У мужчин буквы или становятся вдруг мелкими, или, наоборот, размашистыми, в общем, от стандарта уходят.

Что влияет на тех и других? Правильно. Индивидуальные черты характера, физическая сила, и даже, не поверите, строение позвоночника, который, как известно, контролирует весь наш костно-мышечный аппарат.

А ведь есть специальная наука, - графология.

из Википедии:

Графоло́гия (от др.-греч. γράφω — «пишу» и λόγος — «учение») — учение, согласно которому существует устойчивая связь между почерком и индивидуальными особенностями личности.

И есть более материалистическое, - Почерковедение.

из Википедии:

Почеркове́дение (судебное почерковедение) — раздел криминалистики, изучающий развитие письменно-двигательных навыков человека, разрабатывающий методы исследования почерка в целях решения задач судебно-почерковедческой экспертизы. Почерковедение не следует путать с графологией — спорной психологической дисциплиной.

И то, и другое как факты, указывает на то, что почерк, несмотря на единую школьную выучку, все-таки несет в себе больше, чем просто понятные контуры. Мы пишем по -своему и по -своему же мы рисуем.

Я уже касалась вопросов подражания в прошлых темах, сейчас повторяться не стану, чтобы не быть навязчивой, но если мы вернемся к нашим полосочкам и валерам, то должна вам сказать, несмотря на копирование из одной и той же книги, они были разными, сохраняя, в целом, оттенок личности, который также читался в сопроводительных письмах.

Почерк - это индивидуальгая особенность человека, выраженная в удобном ему графическом поведении. Это качество линии, ее угловатость или плавность, это не манерность, не путайте, в почерке все нутро, вся искренность человека. Есть два прекрасных стихотворения, одно из другого проистекающие.

Это "Гроза" экспрессивного по своей натуре П. Когана:

Косым, стремительным углом

И ветром, режущим глаза,

Переломившейся ветлой

На землю падала гроза.

И, громом возвестив весну,

Она звенела по траве,

С размаху вышибая дверь

В стремительность и крутизну.

И вниз. К обрыву. Под уклон.

К воде. К беседке из надежд,

Где столько вымокло одежд,

Надежд и песен утекло.

Далеко, может быть, в края,

Где девушка живет моя.

Но, сосен мирные ряды

Высокой силой раскачав,

Вдруг задохнулась и в кусты

Упала выводком галчат.

И люди вышли из квартир,

Устало высохла трава.

И снова тишь.

И снова мир.

Как равнодушье, как овал.

Я с детства не любил овал!

и

у Н. Коржавина:

 

"Я с детства не любил овал,

     Я с детства угол рисовал."
                  П. Коган.

Меня, как видно, Бог не звал
И вкусом не снабдил утонченным.
Я с детства полюбил овал,
За то, что он такой законченный.
Я рос и слушал сказки мамы
И ничего не рисовал,
Когда вставал ко мне углами
Мир, не похожий на овал.
Но все углы, и все печали,
И всех противоречий вал
Я тем больнее ощущаю, 

Что с детства полюбил овал.

Если сравнить творчество этих двух авторов, которые затронули графические символы для характеристики собственной личности, можно заметить, что у Когана стихи более яркие по эмоциональной окраске, они работают на сильных контрастах, в то время, как у Коржавина они текут и переливаются красивыми и тонко подобранными рифмами.

Лирика Когана, взволнованная:

Ну, как же это мне сказать,

Когда звенит трамвай,
И первая звенит гроза,
И первая трава,
И на бульварах ребятня,
И синий ветер сел
На лавочку,
И у меня
На сердце карусель,
И мне до черта хорошо,
Свободно и легко,
И если б можно, я б ушел
Ужасно далеко,
Ну, как же это мне сказать,
Когда не хватит слов,
Когда звенят твои глаза
Как запах детских снов,
Когда я знаю все равно -
Все то, что я скажу,
Тебе известно так давно,
И я не разбужу
Того, что крепко, крепко спит.
Но не моя ж вина,
Что за окном моим кипит

Зеленая весна

"

И лирика Коржавина, романтически окрашенная, спокойная, наблюдающая:

"Девушка расчесывала косы,

Стоя у брезентовой палатки...
Волосы, рассыпанные плавно,
Смуглость плеч туманом покрывали,
А ступни ее земли касались,
И лежала пыль на нежных пальцах.
Лес молчал... И зыбкий отсвет листьев
Зеленел на красном сарафане.
Плечи жгли. И волосы томили,
А ее дыханье было ровным...
Так с тех пор я представляю счастье: 
Девушка, деревья и палатка"
 

Конечно, это было чуточку, но разное время, разный настрой.
Но ведь ситуации, в которых мы живем, они всегда разные. Мы разные абсолютно во всем и очень важно принимать себя, тренировать в тех же набросках, как тренируемся в разговоре, в котором также есть что-то вроде почерка у каждого человека.
Почерк закладывается задолго до освоения грамоты. Могу вас заверить как многодетная мать, - дети по-разному берут карандаш в два года. По-разному нажимают на него, а к пяти проявляется разница в приоритетах рисования. Бывает так даже, что вдруг мы видим у ребенка, который был равнодушен к рисованию до 4-5 лет яркую одаренность, он внимательно и чутко изучает натуру, рисует интересно, а главное, "похоже" на реальность.
И в этом есть также почерк. Чаще всего так бывает с юными представителями материально-импрессивного типа мышления. В два года им было не интересно работать с абстракцией, они дорастают и вызревают до настоящих, волнующих их, тем, руководствуясь наблюдениями, а не только чувствами.
В их почерке больше осторожности, линии часто повторяют друг друга, боясь спугнуть реальный образ, стоящий за ними.
Дети же, которые с удовольствием ляпают пальчиковыми красками и рисуют хаос из спиралей, чаще к пяти годам столь же страстно рисуют все подряд, но по степени вдумчивости и аккуратности уступают второму типу мышления. Они духовно-экспрессивны, ими управляет эмоция.
Как обычно, я призываю вас к продуктивности, а продуктивности быть не может, если вы ждете каких-то советов, секретов, толчков, подсказок.
Вы просто рисуйте, как хотите. Ваш почерк, когда вы сами его заметите, когда заметят его ваши зрители, удивит и обрадует вас. Но к этому надо прийти путем регулярного безоценочного рисования. 

А задание будет вам литературное, только проверять я его не буду. Во-первых, потому что само задание дано лишь для того, чтобы вы поверили моим словам. А во-вторых, ну какой критерий оценки того, что вы напишете может быть у меня?

Единственная причина, по которой я бы хотела, чтобы вы его сделали в письменном виде, - это то, что так вы, будучи честными перед собой, его выполните. 

Присылайте. Я почитаю на досуге, но комментировать не буду. Ваше право видеть то, что вы увидели.

А задание такое: какой тип линии вы бы дали различным поэтам, или, возможно, прозаикам.

Представьте себе, какими они были бы художниками. Может быть даже найдете каких-то художников, которые близки этим авторам. 

Это любопытное задание, но, снова повторюсь, не обязательное в рамках курса. Скорее, для интересующихся, для ищущих, для наблюдательных. Для развития внимания и чуткости.