Темы фона мне приходится касаться практически в каждом заочном курсе. При этом фон ли это в рисунке пером или в живописи, или в книжной иллюстрации, - вопрос его использования, его смысла один для всех видов изобразительной дейтельности.

По этой причине я взяла уже готовую тему из курса "Книжная графика" и очень надеюсь что участники этого курса не обидятся на меня за повторение материала.

Домашнего задания практического по этой теме нет, однако в дальнейшем я буду спрашивать с вас в проектных работах понимание самой сути фона как контекста.

 

Часто на очных занятиях мои ученики слышат от меня:

"Почему ты игнорируешь фон? Фон нужен, фон- это контекст".

Однако не всегда меня понимают, что я имею в виду под контекстом.

 

 

Контекст - это то, внутри чего мы живем, что влияет на образ нашего мышления, делает нас такими, какие мы есть. Это среда. В художественном произведении это также среда, в которой становится выразительным, читаемым, объем и форма предмета. 

 

Возьмем, к примеру, один из автопортретов В. Сурикова. Я перевела картинку в черно-белый режим, чтобы вы могли заметить, как именно тоном, именно рисунком, художник выделяет лицо, главное в картине, которое засчет светлоты выглядит приближенным, выступает нам навстречу, и  увел в пространство плечи. Тут работает один из основных выразительных законов- закон контраста. Но нам интереснее нюансы, которые делает эту фигуру цельной, а не дробят ее на два конфликтующих элемента: лицо и грудь.

 

Итак, если посмотреть на лицо, можно увидеть, что со стороны света оно в большей степени контрастирует с фоном, а слева, в тени, контраст с фоном небольшой, и даже линейно подчеркнутый, что создает эффект отраженного света в тени и делает лицо объемным. 

 

 

если бы мы лишили эту картину фона, то в первую очередь бы потеряли объем лица, а во вторую - потеряли бы авторский акцент. Нас бы привлекали яркие контрастные силуэтные пятна волос и одежды Сурикова, а вовсе не выразительность его взгляда.

 

Ниже мы рассмотрим в более сложной по своему строению картине работу фона как неотъемлемой части произведения.

Это произведение Н. Неврева "Смотрины".

 

 

Думаю, что художник изначально шел от того впечатления, которое должна будет произвести картина на зрителя. Он рисовал невесту, искал положение относительно нее жениха, однако центром композиции хотел сделать именно драму вот этой женитьбы вслепую, не зная друг друга. Он подчеркнул это дальними двумя фигурами. которые заинтересованно обсуждают предстоящую свадьбу, а именно, мать говорит со священником о венчании. 

 

Если бы перед нами была кинокартина, то дальних персонажей можно было бы считать массовкой, однако именно массовка играет как главное выразительное средство для усиления конфликта, для подчеркивания характера главного героя. Иначе зачем бы львиная доля бюджета фильма уходила на оплату этой группы актеров?

 

Как известно,  ружье на стене должно выстрелить, если оно заявлено в спектакле. То же можно сказать о художественном произведении. Нет ничего лишнего вокруг главной героини. Если лишить ее невзрачных стен, мебели и картин вокруг, а оставить только ту самую массовку, картина приобретет совсем другой оттенок и совсем другую историю. Она будет читаться скорее как комикс, слева направо. 

 

 

бросятся в глаза в первую очередь хищные силуэты матери и священника. Однако вряд ли художник хотел изобразить их злодеями, ситуация, описанная тут, несет в себе драму пропащей жизни, нежной души молодой девушки, а действия ее матери хотя и имеют, по всей вероятности, сухой расчет, однако не являются преступлением. Описана обыденная ситуация, привычная для того времени. 

 

Но дальше мы читаем слабую фигуру девушки, которая без фона работает на контрасте с белым и черным как нечто серое, связующее, невзрачное. И далее активный силуэт незнакомца, повернутого к нам спинок.

 

Я не могу сказать, что картина утратила свою выразительность, но акценты в ней явно смещены, и перед нами драма другого порядка, спецэффекты, яркие конфликты форм и тона. В таком виде картина сразу становится простой и незамысловатой,  и никакой психологической драмы в себе не таит, не заставляет задуматься о несправедливости устоев, а ведь именно этого, а не карикатурной остроты сюжета, хотел от нас Н. Неврев.

 

Но вернем картине фон и внимательно рассмотрим его на предмет взаимодействия с действующими лицами.

 

Ну, во-первых, наши хищные фигуры оказались и не такими страшными, они вполне в своей среде, потому что фон имеет свой тон, а ненасыщенность его уводит их на второй план. Это люди, которые присутствуют, играют свою роль, но она не главная. Главное- девушка, выделенная не только светлым тоном, но также цветом, который оказывается в картине самым насыщенным и психологически также несет в себе информацию. О цветовой информации мы еще будем говорить, будет об этом тема. но все-таки я немного обмолвлюсь. Это самый горячий цвет, о красный. В нашем случае он скрыт, у него изменена светлота. Это красный в разбеле. Но это красный. Цвет крови. Цвет, который вызывает в человеке сильные чувства. Недаром хирурги носят форму цвета, отличного от белого. Яркий красный способен возбудить страх и ожесточение, а для врача важно спокойствие. Зеленые костюмы хирургов, испачканные кровью, гасят цвет крови, обессиливая его психологическое воздействие на психику человека.

 

Так же, как с силуэтами отрицательных персонажей, сглаженных тоном в глубину картины, Неврев сглаживает и восприятие зрителем красного. Он дает ему большую светлоту, прячет красный, хотя общий светлый и выразительный силуэт все же окрашен чувствами. Платье невесты могло остаться белым, лишенным силы цветового воздействия, мог бы оказаться голубым, что дало бы нам основания угадывать прохладу или кокетство барышни. Но  это красная гамма. Гамма сильных чувств.

 

Однако я чуточку забегаю вперед, чтобы рассказать о работе цвета в картине, ведь цвет персонажей также взаимодействует с цветом окружения, как и тон. Цвет- это сильнейшее выразительное средство, и цвет также есть в фоне.

 

Я уже упоминала выше термин "насыщенность". Насыщенность - это степень силы цвета. Уводя его в темноту, мы обессиливаем его. Он становится сизым, муругим, жухлым, другими словами, - ненасыщенным. И. Иттен в своей книге "Искусство цвета" говорит о том, что насыщенность убирают примешиванием черного, то есть градация по насыщенности - это степени зачернения чистой краски.

 

Итак,  посмотрите на фрагмент, где видно девушку на фоне стены и невзрачного дальнего стула. Девушка в платье красной гаммы. А стена- цвета той де гаммы, но лишенная насыщенности. Тут возникает контраст по насыщенности. В картине, вообще, хорошо работает этот контраст. Кроме девушки и скатерти рядом, да поддерживающего пятна картины в левой части произведения, других насыщенных по цвету пятен нет. Можно было бы предположить символическую подоплеку, некое ассоциативное ощущение, что желтый- цвет золота и богатства, но это уже уходит за рамки данной темы, поэтому просто рассмотрим фон на предмет цвета. А цвет есть. Ненасыщенный, но в той ж красноватой гамме.

 

 

Тот самый фрагмент девушки на фоне я вытянула в графическом редакторе на усиление насыщенности, и вы можете видеть, что и это тоже красный. 

 

 

Но как быть с теми художественными произведениями, на которых фон отсутствует, а они притом сохраняют выразительность, продаются и пользуются успехом у зрителя?

Давайте разберемся.

 

Первой, что вспоминается, популярное сейчас направление ботанической иллюстрации. 

Однако вспомним главного ботанического художника дореволюционной России, чьи работы мне посчастливилось увидеть живьем на одной из акварельных выставок в Пушкинском музее. Это Ф. Толстой.

 

 

 

 

 

Давайте разберем одну из его натюрмортных работ.

"Клубника".

 

 

Этот натюрморт выполнен на тонированной бумаге, и имеет два свойства, отличающих его от его же копии, так сказать, "обесфоненной". Несмотря на условность фона, предметы не выглядят вырванными из среды, а также они светятся, в них есть дыхание жизни, очень в данном роде картинок привлекательное.

 

 

Наверное. вы уже догадались, что причина таится в том, что соблюден природный тоновой строй. предмет имеет световую и теневую стороны, в тени играет отраженный свет, создавая тот же самый объем, что в приведенном выше автопортрете Сурикова.

 

Посмотрите, картинка, лишенная фона, гаснет. Мы видим работу света, но работа тона частично утрачена. Тон уже работает только внутри силуэта, но не связан с окружением предмета.

 

Часто художники работают в рисунке на тонированной бумаге, идя от тона. Так выполнен эскиз головы Марии к картине "Мадонна в гроте". На затонированной бумаге света делаются мелом, а тени- углем. если уходить в нюансы технологии, то могут быть варианты белил и тонированной мягкими материалами бумаги. Пастель также приобретает свою силу благодаря тоновой подложке, усиливающей цветовые и тоновые контрасты.

 

Но как же быть нам? 

 

Вот тут важно учитывать два момента.

1. Белая бумага, оставленная вокруг персонажей, работает как фон. Если вы вернетесь к рассмотренным выше произведениям, то увидите, что фон неравномерен, он то светлее, то темнее силуэтов действующих лиц. Таким образом, нет эффекта вырезанности, зрители смотрит в стороны высших контрастов. Если вы работаете с белой бумагой, вам также важно постараться вдумчиво отнестись к контрастам краев ваших силуэтов, если вы решили обойтись без фона. Также можно использовать условный, вспомогательный, фрагментарный фон, такой, как использует в снежной картине "Порожняки" И. Прянишников. 

 

 

Может показаться. что темные фигуры, сливаясь в единой сложное пятно, находятся на белом фоне, но это не так. если откинуть цветовые свойства, которые на репродукции сложно различить, то мы увидим, что это темное пятно смягчают тени на снегу. Под полозьями ближних саней контраст смягчен тенями, а верхняя часть фигуры читается хорошо, потому что она вырезана на белом фоне. Так художник сам диктует там, что читать, о чем он хотел сказать.

 

 

 

 

Данная статья была написана в большей степени для понимания важности взаимодействия персонажей и фона, работе окружения,  и для общего развития начинающего художника, нежели для сиюминутного применения.

 

Сегодня я не даю вам письменного задания, но когда вы смотрите на картины, особенно если эти картины вам повезло увидеть в подлиннике, обратите внимание на то, какую роль играет фон. Попробуйте убрать его мысленно, попробуйте изменить его, и вы увидите, что фон обогащает, он делает картину более интересной и выразительной.

 

Почему же так много сейчас картин без фона?

Подытожим.

Во-первых, если речь идет о коммерческой иллюстрации, то чаще всего она направлена на быстрое прочтение рекламного продукта. Изображение рисунка на обоях , наволочках и даже картинка на шампуне должны нести в себе главное- быть понятны тематически и пластически, силуэтно, красивы. 

 

Если поместить ботаническую иллюстрацию Толстого на скатерть, сделав из нее паттерн, она потеряется. 

 

Важно также, что современные картинки должны продаваться, а покупают их чаще всего не для украшения стен, а для использования на собственных фонах. Это могут быть и декупажные цели, когда фон основы будет просвечивать и выступать основным, а картинка лишь украшением. Одним словом, чаще всего, это картинка -полуфабрикат, - яркая, выразительная. Основное выразительное средство, использованное в ней- это контраст. Красота силуэта,  контраст эелементов по массам, красивое контрастное сочетание цветов.  

 

если же вернуться непосредственно к исторически сложившемуся жанру ботанической иллюстрации, то вспоминаются учебники. Ботанические атласы, картинки  в учебниках, - все это техническая иллюстрация. Они несут в себе главное- информацию. 

 

И вы в своем изобразительном творчестве сами должны определиться, какую цель вы преследуете- изображаете ли вы жизнь в ярком ее многообразии, используя максимум выразительных средств, или идете от лаконичной силуэтной формы, отметая все лишнее. И то, и другое имеет право на существование и даже должно быть в этом мире. Декоративное и реалистичное также составляют интереснейшие контрастные решения, смотрятся сами по себе выразительнее даже просто потому, что висят в музеях в непосредственной близости.