В современном обучении появилось новое понятие, звучит оно как «он-лайн курс». Заманчивость его в том, что у вас создается иллюзия присутствия педагога, а иногда и целой группы учащихся. Вы все вместе занимаетесь чем-то одним, чаще всего под пошаговым руководством преподавателя.

 

Будучи уже много лет преподавателем у взрослых людей, должна сказать, сто столкнулась я с одной большой проблемой очного образования. Взрослые люди, будучи уже социализированы общеобразовательной школой, а до этого и детским садом, воспринимают обучение как некий стандарт, который для всех один, и, хотя все привыкли желать быть отличником, хотя не все в одной степени прилежны, все очень стараются попасть в точку, - угадать то, что от них требуется педагогом.

 

И вот тут новый современный способ показать и объяснить, как повторить, прекрасно работает, - создается иллюзия профессионального роста. То, вроде, боялся взять в руки кисточку, а взял, повторил за волшебником, - не так все плохо.

С одной стороны, можно порадоваться, когда повышается самооценка.

 

Проблема только в том, что не у всех она повышается. И не все в этой системе повторений получают творческое удовлетворение, ради которого они, собственно, шли учиться.

 

Причина в том, что все мы разные. Нас часто «причесывают» под различные классификации. Тут и астрология, и различные психотипы, и миллион разных теорий. И едины мы в одном - мы хотим быть принятыми (понятными) обществу, сохранив при этом индивидуальность, которая все же и во взрослых людях никуда не девается. Нам нравятся разные книги и разные художники, мы имеем различные политические взгляды, мы даже по душевным качествам совершенно разные. 

 

Но если люди разные, то как их можно коллективно учить? Практически никак. Потому что получая доступ к базе решений одной и той же задачи, пусть даже в ней не надо было просто повторить за учителем, человек начинает присматриваться к тому, как эту задачу решили другие люди. Это не всегда полезно именно в рамках коллектива, потому что часть случается, что ученик себя сравнивает с кем-то, выбирает любимчика и начинает следовать по его стопам. Сначала, как и в случае с повторением, его радует ощущение того, что у него все получается. Но постепенно приходит ощущение, что себя он утратил, он стал тенью. и на более глубоком, чувственном, уровне, он не понимает того, что делает, его действия схематизированы.

 

Как же сохранить себя, обучаясь рисованию?

Во все времена для этого были домашние самостоятельные работы. Везде, в любой школе. В ВУЗ эта система внедрена и дает более высокие результаты обучения, мы имеем специалистов не только в рисовании, но во всех областях, люди успешно сдают проекты и курсовые работы, экзамены, зачеты, подготовившись удобным им образом.

 

До сих пор в обучении рисованию такой подход редко приживался. Нужно было большую часть времени все же находиться в стенах учебной мастерской, а педагог так или иначе влиял бы на творческое развитие, на формирование понятного творческого языка.

Но вот моя сестра в прошлом году закончила ВГИК и я своими глазами увидела, что такое «выход». Целый год проект решается самостоятельно, дома, на пленэре, на выходе из мастерской. На консультациях ученики показывают эскизы, получают рекомендации, дома развивают замысел, и к итоговому просмотру имеют различные по технике, стилю и общей задумке работы. 

 

Но я сама начала внедрять подобную же систему работы раньше, чем увидела это на практике ВУЗ. Первый свой курс, заочный, не он-лайн, я провела осенью 2014 года. Это был курс по туши, в качестве вспомогательного пособия я взяла учебник Артура Гаптилла «Работа пером и тушью». Этот курс прошел параллельно с очным курсом и я имела возможность сравнить не только итоги, но также сам ход мышления той и другой группы. Второе меня насторожило. Очники почти не задавали вопросов, часто смотрели по сторонам во время выполнения работ, я не понимала, читали ли они дома Гаптилла, понимали ли меня, когда я рассказывала новый материал. У них не было возможности прослушать меня еще раз, но вопросов все равно почему-то не было. Заочники же описывали и свои чувства, и сложности, с которыми столкнулись, и задавали вопросы. Результаты их, в целом, были выше, чем у очников. 

 

Вы, наверное, не до конца понимаете разницу, которую я вкладываю в понятие заочной работы. За-очная. Самостоятельная, не на глазах у учителя. Один- два урока в неделю, выложенных в письменной форме. Один- два просмотра работ в установленные дни,  любое количество обратной связи в виде писем. Почему не видео- формат? Потому что работать должна собственная голова, собственные глаза, нужно как-то пытаться решить по-своему. Любой из способов решения я поддержу, потому что неправильных в творчестве быть не может. Поддержу и направлю, помогая сделать язык каждого понятным другим людям.

 

Почему письма, а не скайп? Потому что в письменной речи другая постановка вопросов и потому задать их и получить ответ можно в удобное ученику и учителю время, а не по указке. Часы творческой активности ведь у всех разные. Наконец, нет социальных масок и попыток разгадать нюансы интонации в голосе, оценить мимику учителя учеником и ученика учителем. Это общение как будто с живой книгой. Вы читаете ее и задаете ей вопросы, развиваете те темы, которые вам непонятны, делитесь тем, что нравится в ней и рисуете так, как вам показалось наиболее логичным. И получаете не оценку, а поддержку. Не от двух до пяти баллов, а рекомендацию, какой из эскизов и каким образом развить.