... Нас никогда не учили делать наброски. Начиная с первого курса была просто норма выработки, всего каких-то десять штук в неделю. И, хотя мы рисовали еще тогда натюрморты, а человек начинался на курсе втором, с нас требовали набросков живой натуры. С одной стороны, было, конечно, непонятно, сложно и страшно. С другой- в юном возрасте студенчества проще ко всему относишься: надо, значит, надо. Так мы и приносили еженедельно свои почеркушки. Только не было в них культуры наброска, а потому и рисовать нам было сложнее, чем вам.

А кто придумал эти 2-3 минуты? Почему не 10 или 15, почему не одна минута? 

Постепенно вы прийдете к собственному темпу и время вашего рисования, в зависимости от вашей моторики и общей динамичности, а также особенностей темперамента вырастет или, наоборот, станет чуть меньше. Когда вы окажетесь в мире набросков один на один с натурой, вы сами будете решать, сколько времени вы можете себе позволить ее рисовать. Вы в кафе, перед вами сценка за столом, - рисуйте быстро. Вы в музее, перед вами чучело волка, оскалившего зубы на испуганного зайца, - времени можно потратить сколько угодно, однако анатомия волка менее важна именно в набросочном рисовании, чем эмоциональная составляющая сценки. Поэтому снова ставьте таймер. Вы дома, перед вами стол и чайный утренний натюрморт. Почему бы не порисовать расслабленно все десять минут? У вас на это есть право, если вы знаете, что наброски являются частью вашей жизни и ваша ежедневная выработка составляет хотя бы десять набросков. Поэтому удобнее всего максимальным временем считать три минуты, тогда всего-то полчаса будет достаточно, чтобы не отступать, чтобы рисовать ежедневно.

Во время регулярного рисования набросков происходит явление, физически, наверное, необъяснимое, получившее название "расширение времени". Если перевести на простой язык, то становится понятно, что глаз без тренировки увидит малую часть того, что видит глаз тренированный. И я, и многие из вас, да почти все, наверное, знают, основная сложность регулярного натурного рисования состоит в том, что мы не видим вокруг себя интересного. На окружают простые вещи: посуда, к которой мы привыкли, техника, которую мы, вообще, никогда бы в натюрморт не поставили, одежда, в которой мы не привыкли замечать драпировок, окна с невзрачными видами...

И вдруг новичок берет фотографию и начинает копировать. Срисовывает плоскую картинку с монитора или из книжки. Представляет себе, что он побывал там, возле водопада или рядом с домиком и меленкой. Однако это не заменяет натуру. Это не учит пространственному мышлению. Поэтому важно искать натуру. А искать сложно. Потому как ни водопадов в городах, ни меленок с чудными домиками, нет в России. Есть только наши привычные, часто скучные, квартиры. Но мечту же это не отменяет.

Поэтому -то я и предложила начать с привычного. Да, чай. Пакетики, электрочайник, баранки. Окна. Пластиковые, но уж какие есть. Лампы. Такие, какие нашлись.

Поверьте мне, пройдет время, и все эти вещи покажутся вам другими. Вы увидите их с другой какой -то стороны. Они станут живее, выразительнее. Окажется, что не так просты они, какими прикидывались ненаблюдательному человеку. И вот это станет расширением времени. Вы будете смотреть так же мимолетно на окружающие вас фоны, но они будут другими. Более интересными, с множеством незамеченных вами раньше деталей. И тогда искать натуру будет уже не нужно, вас будет вдохновлять все, что окружает.

Однако к этому нужно прийти, рисуя регулярно. Да, вам самим решать, что именно. Возможно, у вас в доме найдется множество прекрасных вещей для натюрморта, как, например, у меня: я собирала коллекцию учебного реквизита, чтобы сделать академический рисунок натюрморта более увлекательным для своих учеников. Но у большинства ведь этого всего нет. Так может, стоит вдохновиться самыми простыми набросками однокурсников и отнестись с большим уважением к тому, что нас окружает?

Я отобрала самые выразительные, порой остроумные, наброски, чтобы показать вам, что натура наша не скучная. 

Ложки Рины Глухаревой. Вообще-то, сложнейший предмет для рисования. Сколько там неясностей в построении ковшеобразной формы!!! Как сложно с толщинкой ручки... Но в набросках простительно не обращать на это внимания, даже просто забыть об этом. Просто сказать себе: рисуй и не бойся, а там разберемся. И тогда ложки как минимум сохранят свой характер, свою узнаваемость. 

У Елены Северяковой стул столь же незатейлив. Но смотрите, что в нем бросается в глаза? При кажущейся расслабленности художника, острая наблюдательность подсказывает прием: выделить другой линией обивку стула. И правда, материально же она другая, прекрасное решение. На этом стуле мягко сидеть. И способность передать материальность в рисунке - одно из высших его достижений. Касательно же наброска, в котором мы так ограничены в средствах, могу сказать только "Браво!".

Уместна ли в наброске шутка? Конечно. У наброска нет ограничений. Это краткий конспект увиденного. Каким его увидел, и какое графическое слово подобрал, будь то линия или символ, - так и хорошо. Лишь бы потом собственную заметку удалось прочесть. Но тут не сомневайтесь даже. Когда человек рисует, он запоминает все, что приходится изображать. Поэтому в каждой работе, несмотря на разные приемы, всегда останется зерно изображенной сути предмета. У Сергея Жигайло это свет от лампы. Лампа- это свет. Его можно изобразить живой линией, чтобы она пропадала на заднем плане, а можно просто вспышкой. И все станет понятно.

А вот лампы Марии Корчемкиной. Смотрите, живые змейки просто. Мария прошла у меня два курса книжной графики, и я знаю, что это художник плодовитый и творческий, отсюда, видимо, такой интерес к привычной форме. То самое расширение времени, о котором я говорила раньше. Мы пройдем мимо, а кто-то зарисует, потому что увидит в привычном прекрасное. Зарисует, и покажет нам. И, возможно, мы удивимся...

Но давайте поговорим о том, что тревожило вас целую неделю, как единственное, в чем стояла задача ваших ежедневных набросков. О линии.

Итак, в зависимости от контраста линии по отношению к бумажному листу, мы получаем более или менее яркий рисунок. Когда он нарисован одной линией, он плоский и объем ему может придать только линейная перспектива, то есть сокращение размера в глубину листа. С этим все понятно, хотя именно с линейной перспективой у многих художников, особенно духовно- экспрессивного типа мышления, возникают сложности. Перспектива для них не очевидна, они видят как будто более плоско, но рисунок стилизованный, то есть выполненный в характере, но с отступлением от правил физики и оптики, выглядит не менее привлекательно. Ниже мы увидим еще несколько работ от представителей этого типа мышления, а сейчас я расскажу о том, что при любых начальных данных сделает работу выразительнее. Это не правило, это отражение свойств пространства.

Итак, речь пойдет о воздушной перспективе. Дело в том, что по мере удаления от нашего глаза, натура теряет свою контрастность. есть различные объяснения этому явлению. То ли глаз лучше фокусируется на переднем плане, то ли толща воздуха мешает видеть то, что дальше, столь же четко, а то ли из-за линейной перспективы, все уменьшающей в нашем восприятии, так все сглаживается вдали...

Так или иначе, вот вам несколько набросков, в которых я воздушную перспективу смогла прочесть.

Татьяна Старцева выделила ближний план более яркой линией, даже дала тон, вдали же веточки растворяются. 

Маргарита Ванина выделяет весь ближний объект, уделяя ему достаточно внимания, в то время, как фон остается малодетализированным. При таком подходе я сразу подразумеваю хорошие задатки целого мышления и ожидаю успехов на второй неделе, неделе пятна.

У Людмилы Перловской выделение ближнего плана более толстой линией, вдали все растворяется. Судя по тому, что наброски в массе такие, можно предположить материально- импрессивный тип мышления, то есть повышенную наблюдательность от природы к материальному миру. Впрочем, по одной партии набросков не всегда бывает все понятно, и при общении  более близком тип может оказаться смешанным, балансирующим между материально- импрессивным и духовно- экспрессивным. 

У Дарьи Копыловой воздушная перспектива выражена двумя типами линий, более темной на переднем плане и более светлой и тонкой на заднем. В этом есть применение двух контуров, о котором меня часто спрашивают, - каким быть контрасту толщин, как использовать эти два контура?

Более классическое, плоскостное, "билибинское" решение мы найдем в наброске Вронхи Рубис.

Обратите внимание, что два наброска, верхний и нижний, выполнены по-разному, используется разница контуров, но в случае с диваном та самая, "билибинская", присущая плоскостным графикам, а во втором более классическая, живая, когда толстая линия проходит в тенях и констрастных местах. Как надо? Как угодно, было бы хорошо. А хорошо всегда бывает, у всех, и никуда от этого не деться, пока вы не расстанетесь с набросками.

А вот еще использование линии толстой в плоскостном рисунке у Екатерины Поляковой. Выделено то место, где должен сфокусироваться зритель. На сумке. И сумка темнее. В то же время, обратите внимание, что есть и воздушная перспектива, выраженная в плановости: впереди диван также выделен темнее по контуру, а вдаль он растворяется. 

У Елены Соломатиной посуда оказывается также объемной не только благодаря характерным эллипсам, но также из-за того, что даже в первый, чайный, день, рука не захотела сделать линию простой и примитивной, рука пошла живо и вот перед нами качественная духовно- экспрессивная зарисовка сахарницы с исчезающим вдаль краем, который дает объем всему наброску. Елена также умело выразила в своем рисунке прозрачность стекла, обозначив его толщину. Это один из способов. Но есть другие и нет одного общего. Все мы знаем, что стекло прозрачно, все мы видели много раз и чашки, и стаканы, и в окна мы смотрели, и каждое стекло имеет свой собственный характер, и каждый автор найдет свой способ выражения того, что он увидел.

Но я хочу все же сделать акцент на смелости в набросках. По-хорошему, смелость нужна во всем, и вы это хорошо знаете. Без страхов и рамок жить проще, но если в повседневной жизни отказаться от накручиваний себя иногда невозможно, то в набросках важно уметь сказать себе: "Это мое хозяйство. Здесь я главный. Здесь я решаю, как надо, и если мне не понравится, я выброшу и не пожалею". С таким настроем точно вы обречены на успех, потому что появится и злость, и резкость, и экспрессия, которые все-таки найдутся в каждом человеке, а значит, и в любом рисовальщике. Рисуйте же свободно!

Марина Манакова и ее лампы. Легкая, простая линия, оптимум деталей, красивая компоновка. Духовно - экспрессивный тип рисования. Непринужденный набросок.

Елена Шувалова, конкретно в этом рисунке проявившая себя как человек духовно- экспрессивного склада, но в других набросках вызвавшая во мне сомнения. Что делать, иногда определить сразу не получается. Но ведь мы еще будет рисовать две недели, и я просмотрю, каких признаков больше: точности в натурном рисовании, как у материально- импрессивного типа, или же расслабленности, как в этом кресле, явно спорящим с законами линейной перспективы, притом сохранившим выразительность, что свойственно людям этого типа.

А вот изображение фруктов классика материально- импрессивного типа. Ирина Шорох, тогда еще Овчинникова, в далеком 2005, еще до создания официальной Художки, начинала у меня рисовать академический рисунок. Глаз сохранился, но произошло развитие наблюдательности. Все очень реалистично, точно. 

Ниже - стилистически уникальные наброски Екатерины Савиной. Это люди, животные и предметы. Они нарисованы просто, но с настроением, которое передается зрителю. Это семья и уют дома автора. Туда хочется войти, чтобы погостить и посидеть в этом кресле, посмотрев в глаза коту. Духовно- экспрессивное мышлени, минующее условности. Выразительность сохраняется, унылые знания идут лесом))).

Четкий графически, но неточный, опять же, аналитически, набросок Румии Измайловой. Как много в нем правды и скрытого смысла. Вот гладильная доска, сейчас к ней вернется хозяйка итальянского дворика, она зашла в дом и сейчас за окном, собирает высушенное белье в корзину. Так? Наверное, совсем нет. Но если у зрителя рождается история из увиденного им на рисунке, значит, художник не зря это нарисовал. Значит, он смог что-то показать. Пусть и совсем не то, что было на самом деле. Зритель додумает, читатель домыслит, ну и художник волен дорисовать)).

Конечно, особую живость работе всегда придают какие-то бытовые детали. Наброшенная одежда на кресло, сумки, обертки, все-все, что в жизни нам может мешать, что мы стремимся содержать в порядке, почему-то в рисунке нас радует и затягивает присмотреться, что-то узнать. Так и тут, на наброске Екатерины Северяковой, стул живой, и дело тут не только в линии, которая "билибинская", по внешнему и внутреннему контуру.

У Натальи Голышкиной, конечно, натура волшебная, и не все с такой на неделе встретились, и все же есть такое выражение, как "Натура-дура, художник молодец". Художник увидит главное, то, что понравится зрителю, и изобразит по-своему. Тут вам и два контура, и детали все-все, и даже угол не уместился, стена помешала. Слушая ежели, чему учит строгий академизм, - надо и линейную перспективу поправить в спинке, и воздушную добавить, и детальки выборочно показать, отталкиваясь от действия света, и , конечно, вырезанность по контуру исключить. Но останется ли прелесть рисунков автора после этого всего? Если Наталья возьмет, и заставит себя соответствовать чьим-то требованиям? Нет. Это будет мертвый вымученный рисунок, за которым может скрываться мертвый замученный художник. И вот тут надо запомнить кое-что: правила рисования существуют только в академическом (то есть учебном!) рисунке. Ни в живописи, ни в различных видах работ, в том числе учебных, не может быть ни схем, ни точных указаний. И творческая задача всегда имеет долю абстракции в своем  условии. Если в ней все четко, значит, вас просто попросили быть похожим на педагога, и все. Постарайтесь как можно больше быть собой, кто бы вас ни учил. И только в строгом рисунке будьте к себе строги.

А вот и творческий ход от Юлии Котовой. Смотрите, две линии. Только они разные по цвету, но по толщине близки. Таким образом, срабатывает контраст по цвету, а не по тону. И вот в этой экспериментальной смелости присутствует признак духовно- экспрессивной натуры, в то время как сам рисунок (и не он один у данного автора) выполнен в реалистичном ключе, то есть можно предположить также и материально- импрессивную натуру. 

На этой неделе мы почти не говорим о пятне, но мы с ним знакомимся. И следующую начинаем с разбора работ мастеров рисунка. Как показывает моя педагогическая практика, отношения с пятном складываются очень индивидуально, но если с ним плохо, то на то есть свои причины, и это не отсутствие навыка рисования. Прежде всего, это способ восприятия мира или нервный склад. И восприятие пятна связано с чувством композиции напрямую, потому что композиция- это звучание форм в пространстве, как звуков в мелодии. Так вот, при выраженной линейности Юлии Каменских, я все же вижу, что тактичное пятно выглядит очень уместным, грамотным. То же самое я прочитала в других набросках данного автора во время просмотра работ.

Напротив, силуэтное решение Николая Морунова. Чувствуется, что пятно автору близко и понятно. Очень интересно посмотреть на работы художника на следующей неделе. Каким оно будет, это пятно?..

Вы удивитесь, наверное, но не только линия и ее свойства могут отличаться от работы к работе, от автора к автору, но также и пятно будет различным, композиционный строй, им образованный, уникальным в каждом рисунке. Наброски пятном являются самыми полезными для художников любого типа мышления, потому что они способствуют развитию композиционного мышления, то есть учат выражаться графически таким образом, чтобы вас мог понять зритель.

Ну и напоследок почти открытка от Людмилы Красавиной. Тут и прекрасное владение массой, выраженной кудрями из линий, и воздушная перспектива в умеренности деталей на фоне, и композиция, приглашающая присесть к чаю. Еще один из многих удачных набросков девятого потока "Школы наброска". Одна из тех работ. которые нужно сохранять. И, по-хорошему, фильтруйте обязательно свои тренировочные работы. Или храните отдельно понравившееся лично вам от непонравившегося, или выбрасывайте то, что не мило. Потому что очень важно в порыве отчаяния открыть старую папку и свежим взглядом оценить по-новому. И увидеть рост, который казался настолько малым, что бы не замечен вами. 

А еще, - не верьте в творческий кризис. Если вы будете рисовать безоценочно, он для вас не наступит. Кризис связан с надеждами и амбициями. А наброски должны быть лишены и того, и другого. Наброски - они просто так. Как чистка зубов, - гигиенически обязательны. И, пожалуй, все, о чем стоит помнить.

И качество приходит только с массой, но никогда не в первых попытках. В этом плане даже с академическим рисунком проще, - он может быть хорошим и сразу. А наброски должны быть очень личными, чтобы с удовольствием ими заниматься, в них задач особых нет, кроме зарядки для поддержания руки в форме. Они для всех и в любой ситуации. Без мольбертов и лампы дневного света. Без импортных материалов и качественной бумаги. 

Удачи вам во второй неделе! Принимайте себя! Не тушуйтесь!

Будем на связи.

P.S. В связи с новой для этого курса организацией (введением втор), приношу свои извинения за сбой в обещанном графике. Некоторые из вас получили свои письма позже, чем было обещано. В связи с этим обстоятельством я очень прошу вас принять новые условия по посмотру работ. Письма от меня и от Алексея вы будете получать не до 12 часов вторника, а до 15 часов этого дня. Спасибо за понимание! (Вы также можете отправлять их чуть позже, то есть до 15-00 понедельника).