Прежде чем рассказать мне о том, какие наброски прошедшей недели я сочла наиболее выразительными и за счет чего это произошло, позвольте мне вставить одну внеплановую тему.

Случилось так, что на этой неделе одна участница курса задала мне вопрос о том, где можно было бы побольше узнать о пятне. Поскольку я не смогла назвать ни конкретной книги, ни тем более видео, в котором именно понятию пятна уделялось бы достаточно внимания, я обещала подумать о том, чем могу помочь. 

Думать пришлось недолго. Как часто бывает в моей педагогической практике, мне помогли дети.

Открыв им перед сном новую книжку, я обнаружила в ней классику пятнового мышления: иллюстрации Мая Митурича.

Я с большой радостью делюсь этими и другими картинками с вами, чтобы наглядно показать, а не только абстрактно объяснить, что же есть пятно в нашей жизни и как художник работает с тоновыми и цветовыми акцентами.

Взаимодействие пятен в работах Мая Митурича.

У Митурича редко встретишь линию. Скорее линии для него - своеобразный скучный ритм, в котором он обязательно сделает акцент заметным пятном. 

Но что же такое пятно? Пятно - это, прежде всего, абстрактное обозначение  броского элемента картины, часто одно пятно является центром композиции или же взаимодействие пятен. Пятна могут быть расплывчатыми и четкими, но мы безошибочно отделяем их от линий. Пятно может работать только за счет тона, контрастируя с более светлыми частями, можно работать за счет своей площади, и, конечно же, ему придает эмоциональную окраску цвет, поэтому цветное пятно, будучи даже небольшим, может создать прекрасный контраст большому темному, но обесцвеченному, пятну.

Если у пятна есть цвет, то цвет тоже имеет значение. Как известно, первичных, самых сильный цветов, всего три. Красный, желтый и синий. От них произошли все остальные. И, если представить себе круг Гете, состоящий из этих, основных, цветов, плюс промежуточных, образующихся при смешивании, то выйдет, что между красным и желтым - оранжевый, а между желтым и синим зеленый, между синим и красным- фиолетовый. Сами по себе вторичные цвета (оранжевый, зеленый, фиолетовый), являясь смесовыми, имеют более слабое влияние на эмоции зрителя. Если же их поставить рядом с противоположными цветами, то они будут бороться и друг друга вытеснять, Красный и зеленый, желтый и фиолетовый, а также синий и оранжевый являются тремя парами дополнительных цветов, цветов - антагонистов.  Их влияние друг на друга называется контрастом дополнительных цветов, а если смешать между собой каждую из пар, мы получим три оттенка коричневых. Коричневый является цветом, утратившим насыщенность, из-за чего он имеет наименьшее влияние на эмоции человека. Получается, что лучше всего цвет работает в своем чистом виде и самые сильные цвета - первичные.

Иоганн Вольфганг Гете прославился не только своими достижениями в эпистолярном жанре. Он был также выдающимся философом и естествоиспытателем.

Его учение о цвете легло впоследствии в основу Иттеновской цветовой теории, более популярной в наше время.

Однако Гете первым поднял вопрос об эмоциональном воздействии цветов и их сочетаний на человека.

Итак, вы можете видеть на его рисунке круг, разделенный на шесть частей. Они окрашены в красный, оранжевый, желтый, зеленый, синий и фиолетовый цвета. 

У Гете мы видим условный фиолетовый, потому что он смешивал доступные ему красочные пигменты. К теории качество его иллюстрации особого отношения не имеет, потому что мы прекрасно найдем в своих красках цвет, который стоит между синим и красным, 

а если у нас возникнут сложности, призовем на помощь краски на основе красителей, а не пигментов. Например, чернила или жидкую акварель (мне удобна "Ecoline"). 

На круге наглядно показано, что напротив красного - зеленый, синего - оранжевый, желтого- фиолетовый. Эти контрастные сочетания являются самыми сильными. 

Но вернемся к Митуричу и попробуем разобраться, какие свойства пятна он использует. Лично меня порадовало то, что художник не замыкается в любимом каком-то приеме, он работает пятном по-разному. И мы сейчас посмотрим, как.

В набросках он часто использует темное пятно там, где мы бы, наверное,  использовали линию. Он подчеркивает им границу светлого пятна, усиливая его значение. Как я уже говорила, линии Митурич не любит.

Взаимодействие светлого и темного пятен и чуть линий, просто обозначающих детали картины.

Светлая фигура старика читается благодаря жирной обводке. Лицо женщины читается благодаря обрамлению волос: один и тот же контраст по тону, однако в случае с мужской фигурой, работает также площадь пятна. Его фигура крупная и светлая, если бы выделить ее привычной нам линией, то на фоне сильных тоновых акцентов, она бы растворилась в пространстве листа.

У Митурича часто встречаются пейзажные работы, и, если вы вспомните лес, то вряд ли найдете такого четкого сопоставления по тону. Однако если присмотритесь, то поймете, что именно так, - линейными веточками на фоне неба, работает контраст по отношению к массе кроны дерева, в которой теряется и листва, и ветви, и даже ствол.

У Митурича пятна деревьев могут показаться глухими пятнами, так близки они по тону. Они сливаются в массы, усиливаясь. Они приобретают сложные силуэты, они пускают внутрь себя светлые пятна, создавая ритм леса. Но там, где этих пятен нет, маленькие детальки живут и мы видим их жизнь, мы замечаем их. Так работает площадь пятна.

Фигура рыси читается меж темным и светлым пятнами. Чтобы белые фрагменты морды работали, они усилены черной тенью. Вспомните, а ведь мы и видим всегда лишь то, что в контрасте. В темной комнате предметы между собой сливаются, а на ярком свету хорошо заметны подробности освещенных частей, и, если свет рассеянный, мы читаем объекты цельно, контрастируют лишь их локальные тона и цвета. 

Митурич любит яркий цвет. Если обесцветить рисунок, то будет каша, потому что темные скалы на переднем плане по тону близки тону воды. Но мы читаем воду как раздел берегов, она производит на нас сильное впечатление.

Это жизнь среди скан, переполненных пингвинами и другими морскими птицами. Композиция дробная, что придает ей кишащую динамику. Думаю, что автор сознательно пошел на это. По крайней мере, в одной из глав книги Г. Снегирева, которую я читала своим детям, 

как раз о пингвиньем социуме и шла речь. О социуме, о массе, о повадках этих непривычных для нас животных. 

Цвет даже в небольших фрагментах делает свое дело. Черный абсолютно ненасыщен, а красный ему в противовес несет самую большую выразительную нагрузку. Несмотря на большую темную массу джунглей,  большое контрастное пятно тигра, темный силуэт пантеры на заднем плане, все-таки почти линейный тоненький мальчишечий силуэт выигрывает, мы обращаем на него внимание, мы читаем сцену взаимодействия человека и зверя. Маугли выделяется также тем, что он стоит отдельно от массы животного и растительного мира, он противопоставлен ей.

На переднем плане одно пятно из ритмично стоящих животных, какой-то растительности и еще пары им подобных, на дальнем фон из ритмически повторяющихся стволов деревьев. Из чащи выделяются алые стволы, они поддерживают нашего героя, делая его сильнее. Он не один, окруженный диким миром. Скорее вот это зарево и огонь в его руках, его загорелая кожа, его горящее желанием жить и побеждать жаркое тельце окружают опасного зверя.

А вот белый, синий, черный и одна капля желтого. Но желтый, будучи в меньшинстве, вступая в конфликт с синим не только по цвету, но также по площади пятна, выделяется. Волки ритмично сидят напротив с=тигра и почти теряются, на дальнем плане линейный ритм, фактура, Напротив тигра ясное пятно медведя. Опять же, работающее как силуэт, как пятно. 

Желтый цвет на белой бумаге сам по себе слаб. Но Митурич ставит его в контрасте с сильнейшими, сложными по силуэту, пятнами растений на переднем и среднем плане, и желтый начинает работать из глубины листа. Призывно работать. Вероятно, для усиления нашего интереса, Митурич включает в массу желтого синий. Только тут он не работает, как в случае тигра на фоне большой синей кляксы с прошлой работы. Тут синие клинышки ритмичны, и они просто выражают некое неспокойствие вдали. 

Красный. Желтый. Коричневый. Черный.

Два чистых и сильных. Два с потерей насыщенности. Кажется, что коричневый состоит из пятнышек желтого на красном и черном. Так и есть. Эффект пуантилизма, предложенного еще Сера для визуального смешения цветов.

Желтые пятна разбиты вертикальными линиями на заднем плане, раздроблены, поэтому пятно теряет силу. Ни переднем плане почти линейное дерево с цветовыми акцентами на ветвях. Оно перекликается с дальними деревьями.

Если бы я учила вас тому, что обычно говорят художникам, заглядывая под руку, я бы сказала сейчас: "Подвинь дерево вправо, потому что иначе оно некрасиво свисает с верхней массы, создай устойчивое треугольное взаимодействие". Но я терпеть не могу диктовать правила. Потому что талант художника в том, чтобы их нарушать.  Вот здесь, в этой почти симметричной композиции, есть динамика. Обе группы деревьев стремятся будто бы в центр листа, навстречу оленям. А мы же знаем теорию относительности. Раз деревья движутся, значит, движется и группа животных. Выходит, обманув закон статичной композиции (а гармония композиции в красивой статике, да), Митурич создает движение в композиции. 

Думал ли художник о том, что это нарушение и что он поступает так намеренно? Уверена, что нет. Он действовал от собственной эмоции, имея от природу духовно- экспрессивный тип мышления. 

Бибигон - персонаж из детской фантазии. Он отважен и смел, он окрашен в красный, синий, он скачет на желтом утенке. Фигура инопланетянина Брундуляка, темная, массивная, почти слепое пятно. Между ними ритм ромашек. Они приближают нашего героя к индюку. Несмотря на то, что по тону и площади пятна злая птица преобладает над утенком и его всадником, однако наш взгляд устремлен на смельчака, окрашенного яркими контрастными красками.

Волчата привычны для звериной стаи. Волчица показана серым пятном, которое кажется прозрачным из-за белых деталей. Она и ее малыши нарисованы прерывистыми мазками, в то время как Маугли показан красным силуэтом. На него утремлены глаза волчица, что делает ее не фоновым, массовочным, персонажем, а частью истории, которую рассказывает нам иллюстрация к сказке Киплинга.

Митурич смел в своих выразительных средствах. На этой иллюстрации к "Алисе..." Сама Алиса не является главной. В сказке она только наблюдатель общения шляпника с белым кроликом. Итак, они к нам ближе, они выделены излюбленным способом художника, черным тоном, перед ними ритмично разбросаны чашки и спит еще один не очень важный в этой сценке, массовочный скорее, зверек, а сзади она, Алиса- наблюдательница. Если бы Митурич оставил ее белой, она могла бы потеряться или показаться не важным, но действующим, лицом. А так она просто присутствует. И это дает цвет, взятый в темном тоне. Чуть светлее, - и она бы вышла на передний план. Но она остается на своем месте.

Митурич силен в жанровой сцене, но многим из нас это пока сложно, мы на начальном этапе, - рисуем силуэтное пятно. И вот перед нами борзая. Несмотря на то, что ее шерсть имеет два цвета, контрастирующие друг с другом, белый и черный, собака смотрится цельным объектом. Все это достигается обозначением фактуры шерсти. Митурич использует на этот раз промежуточный тон, созданный почти штриховкой, чтобы показать собаку силуэтно на фоне белого листа бумаги.

 

Но это просто еще один художник, еще наброски, которые можно рассмотреть и прочувствовать. А для художника это важно- чувствовать. Не чувствуется натура в рисунке, есть смятение души, - откройте хорошую книгу с качественными иллюстрациями. Посетите художественный музей. Подумайте о том, что же есть пятно у того или другого художника. Не бойтесь поверить своим глазам и своему сердцу: они подскажут вам, что имел в виду художник и докажут, что помогло им в их замысле пятно. Цветовое, тоновое, большое и маленькое.