Обычно разборы работ сводятся к тому, что я показываю вам лучшие из работ, объясняя, что именно в каждой работе стало выразительным. Из соображений политкорректности, что считаю для педагога очень важным, выбираю по одной работе. Потому что у кого-то работы все высокого уровня, и причины на это могут быть в большой практике за плечами, а у кого-то это первые несмелые попытки, пробы, и, конечно, не хочется, чтобы человек подумал, что у него недостаточно способностей.

Но вот этот, десятый поток, в корне у нас отличается от девяти предыдущих. И главное его отличие в том, что вместо одной темы в неделю дано семь, вместо одной консультации в неделю дано четыре, и вместо двух-пяти недель дана только одна.

То есть выходит, что обратной связи вы должны были получить достаточно для того, чтобы узнать о себе и своих перспективах достаточно, а вот о набросках, увы, на собственной практике, меньше, чем другие потоки. А ведь практика важна, важнее всего другого.

Ну и раз наш курс оказался столь теоретизированным, я решила, что выставлю в этот раз просто все-все, что показательно, обращая внимание на то, где и как работает пятно.

Отдельно хочу выделить работы Ольги Крутовой, это единственный, насколько мне известно, человек на курсе с высшим профессиональным образованием, а это говорит уже об очень большой практике, и, следовательно, результаты мы можем рассматривать так же, как рассматривали рисунки мастеров, которые я давала вам для анализа.

Итак, выражаю надежду на то, что никого и ничем не задену при разборе, а вместо попыток сравнения себя с кем-то еще, вы постараетесь услышать то, о чем я собираюсь вам поведать: об особенностях пятна, как выразительного средства рисунка.

Договорились?

Поехали.

Не считая коллажных работ, самые полезные упражнения на работу пятна - это работы с отказом от линии, ибо линии, как известнос, не существует в природе. Линия - это граница пятен. Об этом следует помнить, и если пятно для вас остается понятием абстрактным, просто откажитесь от линии, и оно станет более понятно. Поэтому такого плана упражнения пусть вас сопровождают в вашей практике.

В данном случае, это работы З. Захаровой. 

 

Качество пятна будет напрямую зависеть от его контраста, взятого к другим пятнам на рисунке, а также, к линии. В даной работе О. Новиковой я вижу несмелость в тоне куртки, яркую очерченность силуэта, и наглядно становится, что второй набросок, где силуэтом смотрится шарф, выглядит более выразительным. Таким образом, эти два наброска оба выполнены прекрасно с точки зрения глазомера и смелости руки, но автор, думаю, ввиду ровности характера, не решился отдать приоритет пятну в изображении куртки. Это не является недостатком, но вы должны помнить, что пятно, как более контрастный, чем линия, фрагмент любого изображения, более яркий и эмоциональный, и зрителя притягивает больше, и вас самих учит видеть лучше изображаемый предмет. Пятно в первую очередь учит зоркости, к которой мы стремимся.

К сожалению, фотография наброска Е. Неждановой сделана при плохом освещении, но мы можем заметить, что и расположение пятен в листе играют большую роль. В данном случае пятно преобладает над линией, которая служит вспомогательной, "объяснительной", дополняющей даже, в то время, как акцент на шторах, а шторы поджимают, указывают на вазу, также выделенную пятном.

Единственное, чем этот набросок мог бы выиграть сам у себя, - это если бы пятна были взяты более ярко. В таких ситуациях, когда, как у О. Новиковой, есть несмелость тона, я просто советую взять маркер. Черный или темно-серый, лишь бы он давал большую цельность пятну, а также большую смелость в выражении, больший контраст по отношению к фону бумаги. 

Снова рисунки З. Захаровой, причем тут уже с включением линии. Вы видите, как аккуратно она взята? Чуть касаясь инструментом бумаги. Так пятно, яркое, маркерное, работает лучше, сильнее, а линия тоже, как у Е. Неждановой, лишь дорисовывает, дополняет.

Пятна и легкие линии в рисунке Д. Олеринской. Пятна прозрачные, карандашные, штриховые, но и линий почти нет. А где-то и нет совсем, хотя, вроде, могли бы быть.

Я считаю этот набросок примером грамотного распределения тоновых акцентов и гармоничное сочетание линии и пятна. 

В том же ключе выполнен набросок того же автора, но тут уже пленэр, техника, и, что приятно, хорошо выражен свет, несмотря на отсутствие ярких маркерных контрастов, в то время, как линии чуть намекают на то, что следует изобразить.

А. Тултаеву я позвала на курс именно для проработки пятнового мышления, чтобы выстраивать лучше работы по тону. Поэтому линия у автора в работах преобладает, но и пятно вдумчиво, грамотно, а главное, что хочется сказать этим рисунком, - вы имеете на нее право, ведь линия- одно из главных выразительных средств художника, а значит, вам не стоит от нее отказываться в рисунке, тем более, если оказывается, что вы- линейный график. Конкретно в этих работах приятно сочетание живой линии пятна, приятно композиционное решение, выраженное в гармонии пятен в рисунке.

Е. Баранова также использует тонкий, красивый в своей неравномерности, контур и прозрачное пятно. Прозрачное, но все же с ярким маркерным тоном. Эта неравномерность линии и пятна дает огромный потенциал выразительности, делая работу одновременно и лаконичной, и богатой по использованным средствам. 

А вот тоже цветы, как мы видели у Е. Неждановой,  но здесь почти силуэтным (чуть однако прозрачным) пятном выделен горшок, а занавески и рамы сделаны линейным намеком. Получается акцент на центре композиции, который хотя и совпадает с геометрическим центром, что художниками обыкновенно избегается, следуя правилам академических построений, выглядит убедительно, красиво. Работа Е. Никоновой. 

А иногда на впечатления от наброска влияет даже сама его подача!

Вы видите, что эта лампа решена лилией, силуэтным пятном и еще одним тоновым легким пятном? Красиво решена. Но свет, при котором сфотографирован этот набросок, сделал предмет по-вечернему уютным. Придал ту самую атмосферу, которую все мы так любим. Атмосферу уединения, сконцентрированности на собственных чувствах. Перед сном мы гасим свет, подобные лампы, и продолжаем какое-то время еще вспоминать день или думать о предстоящем, пока не успокоимся и не уснем. В этой лампе, именно такой, освещенной в виде наброска, читается чуткость пойманного впечатления. Даже если это и вышло случайно. Но в набросках всегда будет этот элемент случайности играть роль, вы скоро поймете это и вместо труда будете воспринимать их в игровой форме. 

Прекрасный многослойный коллаж от Е. Гриценко. Четко работают ближний план (решетка окна), более тонкие, дополнительные, почти линейные, рамы серого тона, крыши, ритм окон. Во всех набросках автор проявляет себя как натура спокойная, гармоничная, и здесь, в коллаже, мы снова не встречаем ярких контрастов по форме, по массам. Черный подоконник по массе равен крышам, линии рам темные разбавлены более светлыми, есть аккуратный пересчет по тону, градация от черного к белому через полутона.

Как видите, не только опыт рисования, набитая рука и поставленный глаз играют роль в том, как рисует художник. Важен характер, эмоция, а главное, - тип мышления каждого конкретного человека. Мы не бываем и не можем быть одинаковыми. У нас на то множество причин и очень важно принять себя таким, какой вы есть, чтобы просто добиться от себя того количества работ, которые укажут вам самим на ваши дальнейшие перспективы.

А вот тут полунамек в рисунке шоколадки. Если бы на месте В. Кокшаровой был я, я бы выделила шоколадку. И вряд ли мне пришло бы в голову так лаконично подчеркнуть ближний край обертки, а также поддержать рисунок пятном на верхней части упаковки. Но лаконичность бывает дана и от природы, и, работая на протяжении года с данным художником, я могу сказать, что чувство меры у Виктории есть, что не может не радовать. А в данной работе проявляется более четкое понимание пятна, в общем-то, изначально, чуждого автору. 

Снова набросок В. Кокшаровой, и снова с полунамеком. Вот это ценно, - не досказывать, изобразив главное. Но тут, как у Чехова, - "Краткость- сестра таланта". А в наброске тем более важен этот самый талант, - сказать о главном, заметив главное. И, наверно, в изображении полета птицы, например, проще схватить силуэт ее зорким глазом, чем при долгом изучении самого неподвижного предмета в доме, кухонной плиты, показать в ней только то, что важно.

Тоже с мастерским полунамеком окно, нарисованное Н. Стрелковой. Линии не вынужденные, не продуманные и простроенные, что дает наброску живость. Но мы видим, что это окно с легкой занавеской. Да, есть какая-то там неточность с рамой. А ну и что. Пусть будет))). 

Е. Никонова. Силуэтное, но с фактурой благодаря прозрачности, пятно, игра линии в контуре, лаконичность и в то же время  целая рассказанная история. 

Также фактурная работа Е. Bateham очень удачна тем, что в целом силуэт сумки найден и выразителен, при этом рисунок на ней  в виде складок кожи делает весь рисунок без всякой проработки по тону живым. 

 

Ну и обещанные работы от О. Крутовой. Они отличаются, потому что, думаю, в них присутствует эксперимент. Они более разнообразны, чем работы начинающих художников. Но нам нужны такие рисунки, чтобы вдохновляться, учиться, чтобы быть смелее в собственных пробах и собственных поисках.

Не смогла пройти мимо этого наброска. Присмотритесь. Работает не просто пятно в сочетании с линией, работает цвет, также взятый почти силуэтно, однако допускающий неслучайную прозрачность. На бутылке, например, красный справа взят в штриховке, из-за чего бутылка становится прозрачной.

Желтое пятно на луковице с теневой стороны, логично предположить, что тень не бывает желтой, однако зоркость и мастерство автора позволили нам увидеть лук через его локальный цвет, а выбеленность на свету помогла -таки сделать луковицу объемной. 

Перец красный, но глянцевый. Глянец выражен просветом в красной заливке.

Здесь тоже пятно. Но оно двух цветов. Желтое в одном случае показывает цвет и наличие масла в бутылке, а в другом взято вдруг со стороны тени и показывает цвет этикетки. При этом ближний план мы читаем как черный, с пузырьком, на котором вполне себе стандартная собственная тень, с ягодами, которые хотя, наверняка, и бросились бы в глаза цветом, но оставлены не просто бесцветными, а еще и с черным контрастным тоном тени.

Не правда ли, интересная логика построения работы, а?

Но не случаен ближний план в прошлом наброске. Тут, в рисунке ботинок, вроде бы линейном, тоже акцент на переднем ботинке, и читается он четче, и выглядит он выразительнее, и вообще, мы не теряемся в рисунке, мы смотрим так, как видим всегда, через акцент на переднем плане. Через воздушную перспективу, которую диктует нам наш глаз- линза.

Почти линейные наброски, да? Но линия акцентирована в тенях, она живая, и, следовательно, за неименением другого пятна, работает сама по себе как пятно, как то, что обращает на себя внимание.

Снова почти линейный набросок, но густота линий в некоторых местах превращает их в массе своей в пятна. Посмотрите, как перекликаются три акцента в композиции наброска: стол, край зонта и пальма? Они на ближнем плане, и так художник вновь подчеркивает важность воздушной перспективы для построения пространственного рисунка. 

Ну и последние наброски, которые хочется показать, тем более, что мало кого оставили при разборе равнодушным чарушинские мишки. 

Нижний кот, кажется. показан пальцем. А почему бы и нет? Главное, пойман ег силуэт и сделано это доступным автору инструментом. Верхний кот пойман явно в динамике, это заметно по повороту головы. Браво!

ну, а кот посередине, - это силуэтный набросок, сделанный прекрасным мастером рисунка. Тут и динамика, и пропорциональная безупречность, и тоновая грамотность, и композиционное совершенство в одном флаконе. К такой живости наброска нам всем нужн стремиться, но не пытаясь копировать почерк и способ выражения других художников, а работая собственным глазом, собственным чувством. Оставаясь собой и только собой.

Что я хочу сказать напоследок.

Нет, не "все девочки молодцы, все старались".

Я хочу каждому заглянуть в глаза, и попросить: "Верьте в себя. Талант только в этом проявится. В вере в себя и свои силы. Так считал М. Горький, и я с ним совершенно солидарно. Ничто, кроме усидчивости и мотивации не даст такого сильного эффекта, как регулярная, БЕЗОЦЕНОЧНАЯ практика, которая сделает вас художниками. Художник не в образовании. Не в академической грамоте. Не в профессилнальных корочках. Художник только в безупречном глазе, в отличной скоординированности руки и глаза. Но главное, в чувстве, которое не должно никогда и ни при каких условиях засыхать. Мы сильны нашими чувствами. И главное из них - вера в себя, вера в путь, который мы выбираем для себя".

Не бойтесь принять себя любым. Нет среди нас слепых или безруких, но есть печальные. Печаль росту не спосбствует, а вот засыханию чувств, увы. 

Отставьте сравнения себя с кем бы то ни было. Моя пятнадцатилетняя педагогическая практика подсказывает мне, что не было еще ни одного человека, которого не вырастили бы наброски. Который бы бился с рисунком, а рисунок не менялся. Все растут. Да, многие этого не замечают. Но я снова советую вам, - заведите папку со своими работами. Складывайте туда лучшие наброски, а худшие откладывайте в сторону. И посмотрите худшие через годик. Удивитесь, как сильно вы выросли. А лучшие смотрите чаще, но не каждый день, а то будет казаться, что себя уж знаете слишком хорошо. Раз в месяц лучшие перебирайте и радуйтесь: в июне хороших меньше, чем в ноябре. А ведь ноябрь более противный месяц. Но зато вы стали более цепки на впечатления. Поэтому осенних набросков в папке с хорошими будет точно больше, если продолжите рисовать в том же, получасовом, режиме))).

 

P.S.

И вдруг я решила показать вам художника, который, наверное, самый неопытный. Но который художник. Нет Художник. С верой в себя и безупречной выразительностью работ. Со стилем и почерком. И уверена, совсем без самокритики, что не мешает ему быть столь выразительным, столь душевным, столь наблюдательным!

Автор рисунков, девочка пяти лет, дочка Н. Стрелковой, участницы десятого потка "Школы наброска".

Посмотрите на уровень экспрессии. да, для детей свойственна бОльшая подвижность. Но ведь и мы в жизни встречаем столь выразительные сцены, когда кто-то кого-то преследует, а кто-то сочувствует им. Как много сцен из немого кино именно об этом! Как много книг описывает такие ситуации! И ребенок, пяти лет от роду, не прошедший ни одного художественного курса, от природы, и даже от незнания того, что бывают какие-то там правила выразительности, изображает столь точно и так привлекательно и мимику, и динамику, и даже пропорции персонажей.

А здесь? Только линии, только композиционная простроенность, выполненная по наитию. Но сколько чувств у каждого из персонажей-участников. 

Мне часто приходится слышать от учеников, что они рисуют как дети. Увы, но это чаще всего не так. Дети рисуют сердцем. А мы, взрослые, склонны рисовать с помощью мозга, логики, собственной начитанности.

Кто виноват в этом? Наша возрастная ли консервативность, наше ли строгое стандартизированное образование или воспитание быть грамотным, и, желательно, послушным и исполнительным?..

Не знаю. Все может быть.

Но постараться остаться ребенком в душе - невероятно ценно. Поэтому когда отклики из детства откуда-то берутся в ваших рисунках, я скорее отмечу это как хороший знак, чем когда рисунки станут четкими, эллипсы ровными, перспектива точной, а светотень - идеально отображающей форму предметов. 

Давайте не будем себя терять, а если уж так вышло, то будем к себе возвращаться.